Список форумов КАНЕ КОРСО из ФОРЦАБЕЛЛО

КАНЕ КОРСО из ФОРЦАБЕЛЛО

Добро пожаловать на форум! Мы очень надеемся, что наш форум позволит Вам лучше с нами познакомиться.
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Валерия Росси "Кане-Корсо"

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов КАНЕ КОРСО из ФОРЦАБЕЛЛО -> О КАНЕ КОРСО
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:37 pm    Заголовок сообщения: Валерия Росси "Кане-Корсо" Ответить с цитатой

Взято тут http://www.montetitano.ru/ru/book

Глава 1 - Кане Корсо Происхождение и история
Кане Корсо – древнейшая порода собак… Хотя такую фразу можно сказать про очень многие породы.
Почти для всех других пород, однако, это означает, что можно отыскать предков, всего лишь «достаточно схожих» с тем, как выглядит порода сейчас; Кане Корсо – другое дело, порода оставалась практически неизменной на протяжении сотен лет. Так называемая Canis Pugnax (лат. «боевая собака») – представитель почти мифических древнеримских молоссов. Многие утверждают, что в древности существовало две разновидности породы Canis Pugnax: небольшие собаки, от которых и происходит сегодняшняя Кане Корсо, и более тяжеловесные, от которых ведет свой род неаполитанский мастиф. Однако на древних изображениях мы находим только одну разновидность породы.
Можно с уверенностью говорить о том, что существовало два «варианта» породы различного веса (подобно тому, как сейчас различаются по весу Миттельшнауцер и Ризеншнауцер), но всё же порода была едина, а отличия - минимальны.
В процессе современной селекции, направленной на «утяжеление» породы Мастиф, к изначальным морфологическим характеристикам добавился лимфатизм; этот недостаток скрывают под излишком шерсти: в древности у данной породы ничего подобного не было. В то же время, Кане Корсо сохранила практически нетронутыми свои морфологические характеристики. Одной из причин этого стало то, что в течение долгого времени порода оставалась изолированной в определенных регионах.
Веками селекционеры ставили своей целью только практическую пользу от породы, «выставочными собаками» никто не интересовался. Сегодня, в связи с этим возникают определенные проблемы. Но подробнее этот вопрос будет освящен в отдельном разделе, посвященном морфологическим характеристикам. Сейчас мы рассматриваем происхождение породы, которая с античности и до наших дней сохранила своё название – Кане Корсо: причем Корсо здесь, как мы увидим далее, не имеет ничего общего с островом Корсика («corso», ит. – «корсиканец»).
На диалекте юга Италии «corso» означает «сильный, мужественный», это слово употребляется также и по отношению к людям, когда подчеркивается их доблесть и мужество. Этимология слова до конца не ясна, но возможно оно имеет отношение к греческому kortos (ограда, укрепление) или же к латинскому cohos (страж двора). Другие авторы предполагают кельтскую этимологию: cors – «сильный, грубый» (примерно соответствует английскому слову coarse).
Название «Кане Корсо» употребляют, среди прочих, монах-бенедиктинец Теофило Фоленго (1491-1544), медик и ученый-натуралист Конрад Геснер (1516-1565), поэт и литератор Эразмо да Вальвазоне (1523-1593). Все они оставили после себя весьма кропотливые описания породы. Вот, что говорит Геснер о молоссе (современный неополетанский мастифф) и о Кане Корсо:
Молосс – высокая собака и очень злая, равно как и кане корсо. Полагаю, её принято считать злой не потому, что она набрасывается без причины, но потому, что она кусает, собирая для этого все силы, сжимая челюсти на теле жертвы, как настоящий хищник. Впрочем, мне известно, что кане корсо, вонзив клыки в тело кабана или дикого быка, не может сама высвободить их из жертвы, а только с помощью охотника, который разожмет ей челюсти… (отрывок из главы «О четвероногих», «О собаке охотничьей, сильной»)
Это описание, в свою очередь принадлежит Эразмо да Вальвазоне:
Кане Корсо – собака очень мощная, нападает отважно / Подобно дикому зверю хватает добычу, / Но потом зубы разомкнуть она не в силах. / Чтоб догнать её, если в бег она обратится, / Нужно быть человеком, одаренным Богом (…) Как борзая, она ловкая и проворная, / Но куда более сильная и великая: / Она большая, но не тяжеловесная или малоподвижная / Значительной массы и духом сильная, / Мощные кости, крепкие нервы, / Легко впадает в ярость, резкая и гордая (из поэмы «Охота»).
Статуэтки, гравюры, картины, начиная со Средних веков, изображают собаку, практически идентичную той, что мы можем видеть сегодня: и вы сами можете в этом убедиться, просмотрев отдельные произведения в Общественной библиотеке г. Бергамо (записная книжка Джованнино де Грасси, ок. 1390 г.), в домах Сан Мартино, Неаполя, в Королевском дворце в Казерте, в картинной галерее Каподимонте («Фернандо I охотится на кабана», работа Якова Филиппа Хаккерта).
В 1998 г. Ассоциация Италии Кане Корсо (АИКК), одна из ассоциаций, которые осуществляют официальный контроль и заботятся о породе, опубликовала исследование, которое впервые проливает свет на использование Кане Корсо в военных целях в 1137 г. в Монтополи ди Сабина (недалеко от Рима), где были найдены остатки собачьих будок того времени.
Кое-что можно сказать совершенно точно: определение «соrsa» - «сильный», стало обозначать не только физические характеристики животного: теперь это – большая собака значительного веса, мускулистая и мощная, но не жесткая, мужественная и смелая. Раньше это слово не несло в себе такого смысла.
Римские молоссы, кроме военных целей, использовались также в цирках, на охоте на крупную дичь, и, разумеется, применялись в качестве сторожевых собак в домах тех лет.
Некоторые морфологические различия внутри породы могут объясняться тем, что собаки ведут свой род от разных представителей породы, которые использовались в разных областях. Естественно, так можно объяснить незначительные различия в росте и весе, но кое-какие характеристики могут появиться только в результате скрещивания пород.
В цирке молоссы выходили на бой с быками, медведями, крупными представителями семейства кошачьих, и даже с людьми; это иллюстрирует знаменитая (и душераздирающая) работа Пинелли.
Кане Корсо жила бок о бок с народами Центра и Юга Италии в годы существования Неаполитанского королевства, а затем – Королевства Италии.
Мужественная и мощная, собака продолжала использоваться как сторожевая и охотничья (при охоте на кабанов и дикобразов) вплоть до послевоенных лет, когда удаленность от простора деревенских земель стала сказываться и обернулась значительным риском для всех крупных пород.
Как неаполитанский мастиф, так и кане корсо переживали существенный упадок, и были близки к полному исчезновению. Но если возрождение мастифа началось с 1946 года, благодаря усилиям Пьетро Сканцьани, то кане корсо начала постепенно уходить в небытие и забвение.
Что происходило с этой породой после войны и до начала 70-х годов, когда кане корсо наконец заинтересовались современные кинологи? Трудно сказать что-то определенное: но по тем источникам, которыми мы располагаем, можно понять, что кто-то всё же пытался разводить кане корсо, в её первозданном (или почти первозданном) виде. Кане корсо удалось выжить только благодаря сельско-хозяйственным фермам Юга Италии. Так они описываются в книге «Кане Корсо» (Гандолфи-Казолино, изд. «Мурсия»):
Деятельность всех ферм была направлена, естественно, только на извлечение экономической выгоды, поэтому они строились совсем рядом друг с другом, что является наиболее рациональным решением для данной системы. Посреди фермерских хозяйств находился главный двор (curtis), окруженный и размежеванный различными работниками (…)
Позади этого двора располагалось жильё владельца фермерских хозяйств и его слуг (domus), а также небольшая церковь. Кроме этого, снаружи находились различные пристройки, сооружения (casalinum), предназначенные для самых разных целей: это и винный погреб, и пресс для выжимки оливок, и мельница, и пекарня, и т.д.
Совсем рядом можно было найти дом фермера и крестьянские дома (massaricia), недалеко оттуда – «бараки» для сезонных рабочих, далее шли хлев, овчарня (jazzo), голубятня, огород, виноградник, цитрусовая и оливковая рощи.
За оградой начинались обработанные поля, преимущественно со злаковыми культурами, пастбища для крупного рогатого скота, выгоны для лошадей (…)
В течение всего дня ферма была центром всеобщей активности и торговли: вдоль по длинной улице мясники покупали живого зверя, рядом стояли торговцы продуктами сельского хозяйства, (…) извозчики обеспечивали всех транспортом, помогая перевезти зерно, другие товары и материалы.
Все эти рабочие, частые посетители фермы, постоянно брали с собой для сопровождения и охраны Кане Косо, привязывая собак к своим двуколкам и прочим повозкам.
В той же книге рассказывается также, что и другие собаки привлекались для охраны складов и мастерских. Для того чтобы никто из людей или собак, находившихся там по работе, не был искусан, этих сторожевых собак днем сажали на подвижную цепь, закрепленную на длинном тросе, с тем, чтобы обеспечить животному достаточную для защиты территории свободу передвижений. Цепь закреплялась на ошейнике из выделанной кожи с помощью простого подвижного кольца.
Содержались собаки полностью в соответствии с понятиями того времени, в действительности же, их условия жизни заставили бы содрогнуться любого современного кинолога. К примеру, владельцы кане корсо тех лет сразу после купирования ушей у щенка, заставляли его немедленно съесть собственные уши… такая практика, якобы, обеспечивала закалку характера и повышение агрессивности собак.
Кроме того, чтобы проверить на смелость, щенка 8-9 месяцев помещали перед двумя взрослыми и весьма агрессивно настроенными собаками: если он вступал в бой, то считался хорошей собакой, если же он пытался отступить назад или убежать, его сажали на короткую цепь, отвешивали хороший подзатыльник и возвращали обратно. Если и после этого щенок отступал, то тем самым он подписывал себе смертный приговор.
Нельзя сказать с уверенностью, какие из этих историй являются правдивыми, а какие – только лишь городские легенды. В любом случае, рассказы подобного рода всегда любили хорошенько приукрасить и снабдить ужасающими деталями, чтобы как можно сильнее впечатлить слушателей… Но, разумеется, селекционеры античности, занимавшиеся этой и другими породами, не относились к собаке с чем-то, хоть отдаленно напоминающим уважительность. Единственным положительным эффектом такого варварского обращения было то, что из поколения в поколение в собаках воспитывалось мужество; выживали только те экземпляры, которые были наделены по-настоящему впечатляющей силой характера, другим возможности продолжать свой род не давалось ни в коем случае.
В точки зрения физиологии и морфологических признаков, напротив, селекция не отличалась строгим отбором: если собака было крупной и мощной, то это считалось достаточным. Некоторые, как уже говорилось ранее, были крупнее других; можно быть почти уверенными, что кане корсо жили в тесном контакте с мастифами.
Сегодня, часто говорят о том, что мастиф связан с неаполитанским регионом, тогда как кане корсо стоит относить к области Апулия, однако, на самом деле, представители обеих пород проживали на территории всего итальянского Юга (включая и о. Сицилия); скрещивание данных пород было более чем частым явлением.
В то время, когда взрослых собак держали на привязи, щенки и «старички» свободно передвигались по территории фермерских хозяйств, бок о бок с так называемыми «pometti» или «pumacchi» (от итал. piumino – «пух, пуховик»). Сейчас эта порода известна как Вольпино Итальяно – последняя из трех итальянских пород, которые сыграли значительную роль в истории страны, и которые – все три – оказались в итоге на грани исчезновения.
Кане Корсо, однако, приходилось оказывать отчаянное сопротивление кризисным явлениям послевоенного сельского хозяйства. Совсем немного чистокровных экземпляров осталось в живых, и если бы не была начата работа по восстановлению популяции, то порода имела бы все шансы полностью исчезнуть. Но этого не случилось, и возрождению кане корсо мы обязаны организации ENCI (Национальное общество кинологов Италии). Историю этого возрождения неоднократно рассказывал Паоло Бребер, один из инициаторов проекта: следующий отрывок содержит данные из документации по Первому Национальному Собранию Кинологов в Чивителла-Альфедена (16-17 июня 1990) и некоторых интервью доктора Бребера, опубликованных в ежемесячном журнале «Work Dogs». Данное свидетельство может дать достаточно ясное представление об огромнейших трудностях, с которыми столкнулись кинологи, которые пытались вернуть к жизни почти исчезнувшую породу:
Когда в 1973 году по делам работы я переехал в провинцию Фоджа, профессор Джованни Бонатти из коммуны Пегоньага, который очень неплохо разбирался в породах собак, написал мне письмо, в котором среди прочего говорил: «(…) Вы не замечали в этих местах одну собаку, из молоссов, короткошерстную, но отличающуюся от Неополетанского Мастифа, похожую на бульмастифа или тех собак с Майорки? Профессор Балотта уверяет меня, что встречал несколько экземпляров этой древнейшей породы из Апулии. От меня она пока ускользает, и я не могу найти даже упоминания о ней в отчетах натуралистов 19 века».
Этот момент и стал отправной точкой для начала моего исследования.
Приведенное выше указание стало той весьма шаткой базой, от которой я отталкивался, пытаясь определить данную породу. Здесь, как вы видите, нет ни описания морфологических характеристик молосса, ни приведенных случаев использования этой собаки человеком, ни даже приблизительного указания, в каком районе следует сосредоточить поиски. Я начал своё исследование, расспрашивая коренных жителей Фоджа, в первую очередь моего друга Луиджи ди Лорето. Все жители, которых я опросил, и чьи воспоминания относились к 50-м годам и ранее, сразу сошлись во мнении, что описанная собака – это кане корсо.
Это единство мнения относительно названия породы стало первым важным фактом моего исследования.
(…)
Утверждали, что собака была широко распространена всего несколькими годами ранее, но теперь жители затруднялись назвать мне хоть один недавний случай встречи с кане корсо.
Всё же, именно из данного источника мне удалось получить первые свидетельства относительно нрава и применения этих собак. Одной из функций, ими выполняемых, была охрана гружёных повозок. Хотя автомобили к тому времени существовали уже не одно десятилетие, обычай перевозить продукты и прочие товары в повозках, запряженных лошадьми, уходил очень постепенно. На главной площади Фоджа и в наши дни можно нанять упряжку.
Это вид транспорта сравнительно медленный, переезды занимали продолжительное время. Повозки становились особенно уязвимыми для нападения воров. Кроме этого, летом предпочтительнее было передвигаться по ночам, и возничий частенько умудрялся заснуть. Необходимость в охране была очевидной, поэтому кане корсо становилась неизменным спутником запряженной повозки.
Часто кане корсо бывала правой рукой деревенских сторожей: после жатвы, в летние месяцы, фермы практически пустовали.
Чтобы защитить дома от мародёров жители имели обыкновение оставлять одного мужчину сторожем, и единственную компанию ему составляла кане корсо.
Такое совместное проживание – совсем одни днем и ночью – создавала условия для возникновения особого взаимопонимания между человеком и животным. Это вело к тому, что о послушных и чувствительных корсо потом часто отзывались как о собаках выдающегося ума. Такие близкие отношения между собакой и хозяином вели к тому, что послушание и подчинение основывалось на индивидуальном подходе, зачастую хозяин мог отдавать собаке команды знаками, совершенно незаметными для окружающих.
Находчивость и сообразительность кане корсо прославляется даже в анекдотах, распространённых среди местного населения. Я приведу далее несколько подобных эпизодов, которые мне приходилось слышать особенно часто, и которые врезались в мою память.
Занимателен, например, случай с той собакой, которая как-то ночью одна обходила свои владения на ферме и увидела вора, который пытался пробраться внутрь, на четвереньках пролезая в дыру в ограждении. Она схватила его за штанину и держала так, не причиняя ни малейшего вреда, до тех пор, пока не подоспел сторож.
История про пса, который прибежал в деревню за помощью для своего хозяина, осажденного на своей ферме ворами, давно стала классикой.
Немного реже рассказывают о том, как однажды, разозленный отвратительной ссорой, мужчина вернулся домой с твердым намерением взять ружье, и как собака ни под каким видом не давала ему этого сделать до тех пор, пока он, наконец, не отошел от гнева.
Также часто встречается рассказ о собаке и горшечнике. Там собака сопровождала своего хозяина в городе в день ярмарки, им нужно было купить кувшин. Горшечник разложил всю столовую посуду на земле и зазывал покупателей. Тогда пес решил проявить инициативу, направился прямиком к продавцу, схватил в зубы сосуд, который торговцы того времени использовали для хранения выручки, и гордо удалился повеселив всех присутствующих.
Другой шутник заставлял свою собаку воровать тыквы из соседского огорода, а чтобы сосед ничего не заметил, говорил собаке ползти на брюхе.
Таким образом, хоть местные жители и рассказали мне всё о повадках, нраве и функциях кане корсо, но найти хоть одну живую собаку во плоти мне не удалось: морфология и наружность её оставались для меня весьма туманными.
Сначала и в течение достаточно долгого времени мне никак не удавалось найти хотя бы одного представителя породы, но наконец, в 1974 году несколько собак были привезены на кинологическую выставку в Фоджа, а вскоре я открыл для себя коммуну Сан-Паоло-ди-Чивитате.
Теперь у меня перед глазами было несколько экземпляров, которых мне порекомендовали как чистокровных представителей пород, но которые в действительности оказались явной помесью.
Порода находилась в состоянии регресса и упадка на протяжении последних 20 лет, и это было особенно очевидно, когда «лучшие» сохранившиеся представители породы были передо мной.
Было непонятно, в каком направлении следует двигаться теперь? Как отличить признаки, изначально присущие кане корсо, от тех, что оказались приобретены в результате скрещивания?
Первое, что я сделал совершенно неосознанно – это отметил все признаки, что отличали данную породу от других на настоящий момент.
Итак, первый выделенный мной специфический признак: особый окрас и вид шерсти.
Шерсть кане корсо жесткая, короткая, но не совсем, густая, с подшерстком, плотно прилегающая к телу; по линии хребта напоминает щетину. На тот момент, также, можно было сказать, что типичный окрас чистокровных корсо характерен также и для других собак: рыжий, чёрный, свинцовый серый. Хотя некоторые собаки были более необычны: серо-седые с чёрными тигровыми полосами; тигрового окраса трёх оттенков: чёрного, серого и коричневого; тёмно-кофейного цвета.
После этого первого маленького и легкого шажка вперед, моё исследование, основанное на методе исключения, зашло в тупик.
Многие изученные мной экземпляры имели среди своих предков догов, боксёров, неаполитанских мастифов, а также более слабые примеси борзой или Мареммо-абруцкой овчарки.
К примеру, чтобы вывести хорошую охотничью собаку: быструю и боеспособную, использовали помесь кане корсо и борзой. Чтобы получить собаку с более острым нюхом корсо скрещивали с Бракко итальяно и с Итальянской гончей (Segugio), дав рождение Корнале (Cornale). Из корсо и Мареммо-абруцкой овчарки получились т. н. Меццокорсо («полу-корсо») – пастушьи, охотничьи и сторожевые собаки.
Эти экземпляры, естественно, по идее не должны были давать потомство, но, по причине халатного отношения, даже у современных собак можно иногда различить чёткие следы примесей.
Совсем недавно, начиная с шестидесятых годов, владельцы кане корсо сталкивались со значительными трудностями, когда дело касалось произведения потомства: подобрать собаке пару из тех, что в наличии, было не так просто.
В таких случаях привлекались собаки, в той или иной степени похожие на кане корсо. Использовались боксеры, доги, неаполитанские мастифы. Породу пытались сохранить в живых, никакого обмана здесь не было, никакой экономической выгоды не извлекалось; данная порода пока ещё была не из тех, что выращивают ради прибыли.
И всё же скрещивание было повсеместным, разношерстные собаки пестрели характеристиками совершенно различных пород.
Подтасовки и обманы начались позже, когда за то, чтобы приобрести собаку такой древнейшей породы, владельцы начали платить поистине астрономические суммы.
Те, кто хотел заработать легкие деньги, но был не в состоянии позволить себе приобрести кане корсо, использовали для своих махинаций мастифов, боксеров, догов, а также ротвейлеров. Некоторых из таких щенков удавалось продать, и усилия мошенников бывали вознаграждены.
Эти собаки, в чьих жилах не было и капли крови кане корсо, в свою очередь производили потомство, и непонятные помеси размножались и расползались в геометрической прогрессии.
«Фальшивые» кане корсо, внешне напоминающие боксеров или Булленбейстеров, в итоге попадали в руки тех или иных заводчиков…
Другим феноменом стали затем собаки, используемые для боев. Скрещивались кане корсо и другие молоссы, для получения собаки-«чемпиона».
Продукт этого скрещивания, после того как заканчивал своё участие в боях, шёл на продажу или в подарок, порождая опять и опять нечистую кровь, портя потомков чистокровных корсо.
Сориентироваться в этой путанице было по-настоящему сложно. Как вычленить основные признаки молосса, которые определены не лучше, чем порода кане корсо, если все эти помеси бесконечно накладываются друг на друга?
Скрещивание с борзыми вело к тому, что собаки становились более поджарыми, с Мареммо-абруцкой овчаркой – к тому, что становилась (не всегда) длиннее и гуще шерсть. Эффекты от скрещивания с другими породами тогда мне, по невежеству, были неясны.
Было очевидно, что невозможно определить стандарт породы попросту выбирая среднюю величину среди имеющихся признаков всех экземпляров, что были в моём распоряжении: столько фактов смешения пород делали это попросту невозможным.
Сложилась ситуация полнейшего упадка породы, когда в живых осталось всего лишь несколько действительно чистокровных экземпляров.
С другой стороны, было бы ошибочным выводить стандарт, усредняя показатели всех имеющихся представителей породы, хотя с обычной человеческой точки зрения это было бы наиболее идеальным вариантом.
Чем тщательнее человек проводит соответствующий отбор и селекцию породы, тем большее число представителей данной породы им используется. Если же селекцией долгое время пренебрегали, то и число чистокровных собак породы значительно уменьшается – и именно в такой ситуации находится кане корсо.
Однако чтобы всё же установить стандарт породы, достаточно было бы найти всего один экземпляр, на чистопородности которого сошлись бы все знатоки.
Так же, как бы мне ни хотелось получить породу простым усреднением признаков, очень многих собак приходись выбраковывать как недостаточно чистопородных. Причем, очевидно, что такой отбор мог произвести только человек, который видел кане корсо в её лучшие времена.
В заключение надо сказать, что моё исследование, прежде чем стало возможным производить отбор чистопородных собак, состояло из бесконечных интервью, бесед и простой болтовни с пастухами, скотниками, крестьянами и прочими местными свидетелями. Мне необходимо было собрать все сохранившиеся сведения.
И не так-то просто было привести в единую систему всё, что мне рассказали.
Помимо всего прочего, значительная проблема состояла в особенностях языка, где слова очень редко означали то, что должны были означать. Собаку характеризовали как большую и маленькую, как длинную и короткую, и тому подобное. Часто люди были склонны говорить то, чего ждет от них слушатель, иногда - то, что способно произвести на этого слушателя должное впечатление. Однажды, например, когда я интересовался у какого-то крестьянина, откуда вообще пришла к ним порода кане корсо, я получил ответ «из Милана».
По вполне понятным и неизбежным психологическим мотивам каждый мной опрошенный владелец пытался описать кане корсо максимально приближенно к виду собак, что были у него самого.
После более чем пятнадцати лет исследования, просмотрев десятки различных вариантов породы разбросанных по территории Кампобассо, Беневенто, Бари, и особенно провинции Фоджа, я остановил своё внимание на тех экземплярах, чьи морфологические характеристики, несомненно, принадлежали кане корсо (см. таблицу на стр. 21).
Итак, для кане корсо характерны: естественные пропорции тела, мощные кости и мускулатура, хорошее сложение, продуктивность в работе, возможность вести активную жизнь, помогая пастухам в деревне. Для молосса у корсо слишком изящное тело. Шерсть частая, плотно прилегающая к телу, особенно на шее и на голове. Губы не должны быть мясистыми или припухшими, если смотреть на морду в профиль – тоже не должно быть никаких припухлостей. Уши купированы совсем коротко, оставляется только самый край. Купируя хвост, учитывают, что у взрослой собаки «обрубок» должен быть длиной около 20 см. Мои исследования и замеры на тот момент включали 22 параметра, но здесь я хочу представить только те, которые и на настоящий момент со всей очевидностью относятся к породе кане корсо и являются значимыми: особенности строения морды и индивидуальные принципы купирования.
К сожалению, мне не удалось установить присущую породе массу тела. Я смог взвесить только Диану, её вес составил 44 кг. У того же хозяина, У. Леоне, был кобель, которого я, однако, не принимал во внимание, так как на момент моего исследования он был ещё слишком молод, родившись 20.08.1988, и к началу 90-х его вес составлял 44 кг.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:38 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Современная история породы

После захватывающего отчета о самом начале возрождения породы, продолжение истории может показаться не таким приятным, так как в этой части можно найти моменты, характеризующие итальянскую кинологию не с лучшей стороны.
В связи с тем, что рассказать во всех подробностях последние годы истории породы не представляется возможным, здесь представлен краткий экскурс в историю, начиная с 1974 г. (дата покупки первого корсо профессором Бребером) и до сегодняшнего дня, и приведены только самые значимые события.
«Путь Кане Корсо» («Cammino del cane corso»), который вы найдете здесь, представляет собой сочетание сведений об истории породы в версии SACC (Общество любителей кане корсо) - опубликованных в ежемесячном журнале «Dogs», и другой версии, предоставленной мне главой AICC (Итальянская Ассоциация кане корсо). Мне оставалось только попытаться вывести из этой суммы «настоящую» историю породы, избегая при этом перекосов в одну или другую сторону. К сожалению, в таком вопросе, как поиск и попытка передачи наиболее правдивой и адекватной информации о той или иной породе, практически невозможно игнорировать такое явление как «кинополитика». От самих кинологов зависит то, в какую сторону будет идти развитие, и в каком ключе оно будет оцениваться.
SACC и AICC – две из трех ассоциаций, которые пытаются заполучить официальный контроль над породой кане корсо. Первая (SACC) уже достигала успеха в данном мероприятии, но впоследствии потеряла признание ENCI (Национальное общество кинологов Италии). Вторая (AICC) возникла в противоположность «Обществу любителей КК» из-за несогласия с некоторыми действиями, которые предпринимала в свое время SACC.
В 2002 году появилась третья ассоциация: ATICCI (Итальянская международная техническая ассоциация кане корсо), которая поначалу активно развивалась на севере Италии. Сейчас на всех соревнованиях ATICCI известна как специализированное официальное общество. И, как легко догадаться по исторической хронологии, кане корсо стала жертвой политических (и, разумеется, экономических) интересов, а это ведет к тому, что интересы собак учитывают в последнюю очередь. Со стороны вся эта ситуация представляется совершенно ясной… и достойной сожаления.
Кане корсо понравилась публике, она стала «модной собакой», и таким образом очень быстро селекцией занялись люди, от кинологии весьма далекие. Охрана и изучение породы ушли на второй план перед задачей продать как можно больше и дороже. К сожалению, такая ситуация складывается каждый раз, когда какая-либо порода находит признание публики: хотя в нашем случае, последствия были едва ли не губительными. Все дело в том, что на этот раз мы имеем дело с совсем «молодой» породой, только что возрожденной (или даже ещё только находящейся в стадии возрождения), которая ставит задачи как технического, так и научного характера. К сожалению, сейчас этому не уделяют достаточного внимания.
В действительности, перед заводчиками - представителями обеих противоборствующих группировок, стояла задача только лишь вывести максимально чистокровную кане корсо (и постараться «зафиксировать» это достижение генетически). Однако, оценивая всю породу в целом, можно сказать, что работа единичных активистов дает весьма ограниченные плоды. Итак, в условиях отсутствия вмешательства со стороны официальных лиц, порода терпит значительный ущерб. Почему-то у селекционеров находится место для полукровных экземпляров, для «атипичных» собак, для кане корсо, попросту «изобретенных» в процессе скрещивания. Ранее уже упоминались подобные случаи: предположительно, дог-бульмастиф, продававшийся как чистокровнейшая кане корсо, и купленный за кругленькую сумму.
И снова мы находимся на точке отсчета – на самом деле, мы практически начинаем с нуля. Наша задача – рассказ о восстановлении породы кане корсо, и мы исходим из того, что чистокровные экземпляры все же сохранились, что некоторые, наиболее добросовестные заводчики отлично поработали, получив экземпляры, типичные и характерные для своей породы.

Путь кане корсо
А сейчас давайте проанализируем основные этапы современной истории породы.
1974 – Паоло Бребер на кинологической выставке в Фоджа покупает суку Мирак.
1975 – Доктор Бребер сообщает о новорожденном потомстве: мать Мирак и отец Алиот (7 щенков, среди которых Дауно и Брина). По инициативе профессора Бонатти, порода была зарегистрирована в UCI (Международный объединенный кинологический клуб) под названием Апулийский Дог (Dogo di Puglia), а в 1976 году регистрация проходит также и на международном уровне.
1978 – Доктор Паоло Бребер в статье, опубликованной в ежемесячном издании Национального кинологического общества, заявляет, что начал восстановление породы, имея в своем распоряжении всего лишь 19 экземпляров. В 1978 году появляется на свет второй помет, способный составить компанию первому помету из Фоджа: 10 щенков (мать Брина, отец Пиччут), среди которых Типси.
1979 – Издание «Наши собаки» («I nostri Cani») публикует статью Паоло Бребера о кане корсо; с собаками и доктором Бребером общался доктор Стефано Гандолфи.
1980 – Переезд в Мантую трех собак Бребера: Типси, Брины и Дауно, с подачи братьев Малавази (заводчики, занимавшиеся немецкими овчарками, друзья доктора Гандолфи). В том же году Типси и Дауно дважды производят на свет потомство (18 щенков, среди которых Альке, Алиот, Базир, Булан, Бабак и Берцерилло). Эти собаки и стали той базой, от которой отталкивались при проведении селекции под руководством доктора Джованни Бонатти и доктора Джованни Вентура, главы ENCI. Последний, совмещая в себе умения ветеринара и заводчика, вплотную занялся изучением особенностей купирования ушей. Были начаты историографические и иконографические исследования кане корсо при содействии синьора Джанантонио Серени, страстного кинолога, и профессора Фернандо Казолино, заводчика из Базиликаты, знатока породы из той самой области, которая и является родиной кане корсо, хорошо знакомого с использованием собак и с местными традициями.
1981 – Чтобы увеличить численность представителей породы, было решено доверить нескольких щенков желающим, согласовав при этом будущие случки. Становятся более интенсивными поиски «свежей крови» (ещё незадействованных собак) на Юге.
1983 – На состязании в Мантуе присутствуют 12 кане корсо. Они тщательно осмотрены и обмеряны доктором Дж.Вентура, который собирает самые первые данные о породе.
Внимание! Общество любителей КК сообщает, что абсолютное большинство экземпляров кане корсо обладают следующими характеристиками: верхняя челюсть слегка выдается вперед (прогнатизм), глаза расположены в суб-фронтальной позиции, шерсть гладкая, лимфатизм отсутствует, средний вес: 47 кг для кобелей и 38 кг для сук, средняя высота: 68 см для кобелей и 64 см для сук. Окрас: черный, тигровый, светло-рыжий и серый. Эти данные были вскоре опровергнуты многими другими исследователями, которые говорили о том, что прогнатизм отнюдь не присутствует у «абсолютного большинства» представителей породы. Из этого и последующих замеров явствовало, что данная характеристика присутствует только примерно у половины собак. А в некоторых случаях вообще выдающаяся вперед челюсть была результатом не прогнатизма, а неправильного прикуса.
В октябре основывается Общество любителей кане корсо (SACC), которое принимает жесткие правила. Согласно им, Правление (Consiglio Direttivo) и Технический комитет (Comitato Tecnico) тщательно контролируют все случки и все заключенные сделки. Новорожденных кане корсо раздавали бесплатно, при соблюдении следующих условий: обеспечение правильного роста и развития для щенка, предоставление кобелей или суки, когда это необходимо, помощь и внимание во время беременности, а также тщательная забота о щенках, на которых возлагались столь большие надежды. Было постановлено, что желающие могут на правах доверия получить щенка кане корсо, в возрасте трех месяцев, со всеми прививками, с купированными ушами и хвостом, вступив в клуб SACC и заплатив членский взнос в 100 000 лир. Среди основателей и первых членов клуба были: Микеле Анджолилло, Нардино Ансельми, Донателла Бальдассарри, Джованни Бонатти, Коррадо Монтавалли, Бруно Бонфанти, Паоло Бребер, Примо Буцци, Фердинандо Казолино, Джанкарло Галлини, Стефано Гандольфи, Джанкарло Малавази, Лучано Малавази, Джованни Мауро, Джанкарло Монфардини, Седжио Нарди, Витторио Суффритти, Джанантония Серени, Альберто Теллини, Джованни Вентура.
1984 – В Катенано 10 кане корсо были официально осмотрены кинологами Морсиани, Перриконе и Бонетти.
1985 – В Мантуе происходит официальная встреча с представителями ENCI: на собрании присутствовали кинологи Барьати, Ментасти, Морсиани, Куадри, Перриконе, Вандони и Вентура.
1986-1987 – Селекционеры SACC обзаводятся двумя десятками новых экземпляров кане корсо, как минимум 11 из которых не были родными по крови (по данным SACC). Доктор Антонио Морсиани, по поручению SACC и с одобрения Судейского Комитета под председательством доктора Перриконе, который предоставляет доктору Морсиани данные о типах и стандартах пород, принятые Конгрессом FCI в Монако 1934 года, составляет Проект стандартов породы кане корсо. С этой целью были осмотрены и обмеряны приблизительно 100 экземпляров, как с Юга, так и с Севера Италии. В 1987 году судейский комитет и правление ENCI одобряют проект.
1988 – Правление ENCI решает в качестве эксперимента отправить пять десятков кане корсо на три кинологические выставки (Милан, Флоренция и Бари): где судьями выступали Вандони, Перриконе, Морсиани. SACC посылает в ENCI списки собак, подкрепленные 97 фотографиями. После того, как ENCI одобрила проведение дальнейших собраний, была назначена встреча на кинологической выставке в Фоджа (октябрь 88), чтобы провести максимально тщательное сравнение кане корсо, выведенных под руководством проекта SACC, и корсо-«аборигенов» Юга Италии. ENCI решает создать особую Открытую Книгу (Libro Aperto), в которую предполагалось заносить описания всех собак, соответствующих стандарту породы. Туда предполагалось вносить:
а) описания собак, получивших сертификат «породности», подтвержденный двумя судьями, указанными ENCI, в рамках какой-либо выставки или официальной встречи.
б) официальное описание щенков, рожденных от двух чистокровных собак с сертификатами.
в) дальнейшее наблюдение за собаками, указанными в пункте «б» до достижения ими годовалого возраста, подтверждение и описание характеристик, унаследованных от родителей.
Эта последняя часть программы так никогда и не была исполнена.
1989 – Собрания Libro Aperto в Мантуе и Фоджа. Комиссия: Барбати, Дагради и Куадри. Судьи: Морсиани и Перриконе. Описано приблизительно 70 экземпляров.
1990 – Встречи Libro Aperto в Мантуе и Остини (Бриндизи): описано ещё около 70 экземпляров. 16/17 июня проходит Первое Национальное Совещание в Чиветелла -Альфадена. При принятии актов Совещания всплывают некоторые противоречия касательно того, какие же морфологические признаки считать единственно правильными: камни преткновения – это, в частности, купирование и прикус. Начинаются споры о прогнатизме, который по свидетельству многих присутствующих вовсе не был характерен для кане корсо, а наоборот, появился в результате скрещивания с боксерами. Доктор Шиман Гольдманн, исследовав 24 экземпляра, описанные в Libro Aperto, выявил определенные различия между данными Морсиани и предложенными временными стандартами. Среди различий были: соотношение верхней и нижней челюстей, показатели размеров тела; максимальная высота в холке, строение челюстных костей; правильный прикус наблюдался примерно у половины исследованных экземпляров, тогда как у оставшейся половины выдавалась вперед верхняя либо нижняя челюсть.
Порода была представлена на Европейской выставке в Вероне. По этому случаю SACC выпустило брошюру по заголовком «Кане корсо – Описание морфологических характеристик». В данной брошюре была приведена вариация на тему официального стандарта породы, на самом деле, на странице 1 при описании морды собаки (заключительная часть) указано: «Верхняя челюсть слегка выдается вперед». Эти же сведения были перепечатаны также в нескольких монографиях о породе, появившихся в специализированной печати: «Породистые собаки» (Изд. «Олимпия») за декабрь 1994 и «Work Dogs» (Изд. «Cinque») за март 1995.
1991-1992 – Собрания Libro Aperto в Морчано-ди-Романья и Эмполи. ENCI поднимает вопрос об официальном признании породы. В Libro Aperto было описано 563 экземпляра исконных представителей породы, исследованных судьями Амманнати, Дагради, Морсиани, Перриконе и Вандони. К этим экземплярам можно добавить собак, описанных прямо в Племенных книгах у заводчиков, в общем, это давало 820 экземпляров.
Правление ENCI принимает участие в «Международном Конгрессе Кинологии, Генетики, Питания и Психологии Собак» в Равенне.
1993 – Издательство «De Vecchi» публикует книгу «Кане Корсо» под авторством вице-президента SACC Джузеппе Кьекки и Советника (который затем, в свою очередь, станет вице-президентом) Джорджо Гуалтьери. На стр. 42 (стандарты породы, глава про челюсти) находим: «Нижняя челюсть «утоплена» примерно на 0,5 см, по сравнению с расположением верхней челюсти». На несколько страниц ранее (стр. 34, глава «Зубы и возраст собаки») написано: «Для кане корсо прогнатизм – это допустимая характеристика». Эти утверждения порождают немало недоразумений, тем более что издание, о котором идет речь, на протяжении четырех лет являлось единственной книгой, посвященной породе кане корсо.
1994 – Правление ENCI, проконсультировавшись с другими собраниями и получив одобрение Судейского Комитета, Комитета Итальянских Пород и Комитета Заводчиков, рассмотрело запрос и признало кане корсо 14-й итальянской породой. SACC, посовещавшись с членами клуба, пересматривает сертификат для записи в Libro Aperto ENCI и трансформирует его в сертификат LIR. Таким образом, с сертификатами LIR были записаны собаки второго поколения, за которыми предполагалось наблюдать, пока они не достигнут годовалого возраста. Правление SACC организует первый Общественный чемпионат (неофициальный), чтобы поощрить участие кане корсо, продемонстрировать их публике и дать судьям «присмотреться» к этим собакам. С одобрения ENCI было приглашено (безо всякой проверки) значительное число судей (так называемые «all rounder» и другие, составившие вторую группу). Имеются свидетельства, что лишь немногие из судей имели хоть какое-то представление о породе и её стандартах.
Показательный случай произошел на международной выставке в Генуе в ноябре 1997 года (приблизительно через четыре года после официального признания породы): назначенный судья, осматривая кобеля корсо, нашел дефект в прогнатизме 4 мм, определив его как «чрезмерный», хотя в действительности такая величина попадает в стандарт породы. Летом в Пизе, во время Национальной выставки, судья из ENCI отказался судить кане корсо, назвав их «выродками».
1995 – После признания породы, Правление ENCI постановило, что с 01.07.1995 на итальянских выставках можно будет присваивать категорию CAC представителям породы кане корсо, а значит они смогут участвовать в Итальянском Конкурсе Красоты. SACC подписывает Конвенцию, вместе с AIVPA (Ассоциация ветеринаров Италии), с целью интенсифицировать исследования дисплазии тазобедренного сустава, и продолжать определенного рода сотрудничество, направленное на генетическое и зоотехническое улучшение породы. Для этой цели были организованы две встречи, в Мантуе и Бари, и предпринято занимательное исследование о влиянии наследственности на возникновение окулопатии у кане корсо, под руководством доктора Клаудио Перуччо из Департамента Животных Патологий Туринского Университета.
1996 – SACC проводит Исследование Морфологических характеристик породы и выпускает «Технические наброски» (Disegni Tecnici) кане корсо. После официального признания породы FCI (Международной Кинологической Федерацией) подготавливается вся документация, содержащая: краткую историческую справку о породе, стандарт, согласованный с последними данными, исследование всех родственных связей – все на итальянском и английском языках. Кроме этого, в Арезе под эгидой ENCI организуется презентация для FCI, породу представляет Директор, доктор Ханс Мюллер.
- 2.05.96 ENCI объявляет SACC специализированной организацией, отвечающей за кане корсо. По результатам национального чемпионата в заявлениях для печати заводчики кане корсо оказались оценены весьма низко и не попали в каталоги. После этого и других подобных эпизодов о SACC распространилась дурная слава, разговор шел о недобросовестном управлении и некачественности техники.
- В марте проходит презентация породы в Арезе для высших чинов FCI.
- В ноябре – официальное международное совещание о породе под руководством FCI.
- Для кане корсо учрежден сертификат CAL 1. Чемпионские титулы можно было присваивать только экземплярам, имеющим CAL 1, которые прошли проверку на наличие дисплазии тазобедренного сустава (с результатом А, В, С).
- Издательский дом Мурсия публикует книгу «Кане Корсо, происхождение и перспективы итальянского Молоссоида» под авторством доктора Стефано Гандолфи (Главы SACC) и профессора Фернандо Казолино (Советника SACC). В данной книге, в комментариях к стандартам породы (к которым приложил руку ещё доктор Морсиани) в отношении прогнатизма сказано: «Зазор в 5 мм – это средняя оптимальная величина. Ровный прикус и зазор в 10 мм являются максимально допустимыми отклонениями». Эта книга была доверена заботам SACC, и направлена всем судьям второй группы.
1997 – С получением SACC статуса Специализированной организации, она устраивает первый официальный общественный чемпионат.
- Февраль: SACC организует техническо-научный семинар в Баньяра-ди Романья, учрежденный Морсиани. Докладчиками выступают судьи Вандони, Бонетти, Джорджио, Имбимбо, а также трое членов клуба, заинтересованных в вопросах дрессировки; этим вопросам на семинаре было уделено наибольшее внимание.
1998 – Была основана AICC (Итальянская Ассоциация Кане Корсо). SACC, в ответ на это, пытается с помощью местных кинологов выйти на уровень национального чемпионата.
- Июнь: в Риме AICC организует первую встречу, в которой участвуют 103 кане корсо. SACC становится объектов проверок, ENCI назначает действующего Комиссарио.
1999 – Июль: SACC лишается статуса Специализированной организации породы.
2000 – Февраль: ENCI заявляет, что SACC также больше не входит в Товарищество.
-Июль: ENCI сообщает, что Правление намерено включить в Товарищество организацию AICC.
-Ноябрь: ENCI организует встречу по породе кане корсо. По этому случаю SACC представляет свою новую зоотехническую программу. AICC объявляет об успешном завершении исследования породы, выделении отчетливых признаков, присущих корсо, и предлагает вновь пересмотреть и уточнить стандарт породы, а также зоотехническую программу по селекции.
2002 – 24 января при совместном участии AICC – SACC появляется следующее сообщение: «Обе организации, движимые чувством ответственности и любви к породе, пришли к решению о необходимости разрешения проблемы, кого же все-таки назначить официальным «опекуном» итальянской кане корсо, сохранив при этом уже распределенные обязанности и взаимные обязательства. ENCI взяла на себя обязательства решить в кратчайшие сроки юридическую проблему для того, чтобы Специализированная Ассоциация оставалась единственной и при этом эффективно работала. Две ассоциации получили возможность разрешить технические проблемы благодаря доктору Клаудио Пьерантони, адвокату Аделе Ди Бенедетто, комиссару, профессору Лучано Саттанео и синьорам Анжело Педраццини (технический директор) и Андреа Боскарелло (заведующий членским объединением). Специализированная Ассоциация Породы должна была называться: ASCCI («Специализированная Ассоциация Итальянской кане корсо»). Но через месяц все вернулось на круги своя: так долго обсуждаемое учреждение ASCCI не состоялось, в обозримом будущем ее учреждение не предполагалось, в частности из-за исторически сложившегося антагонизма, который продолжал сеять раздоры среди членов двух организаций. SACC было преобразовано в Товарищество ENCI (несмотря на то, впрочем, что неделей ранее ENCI информирует AICC, что создавать новые товарищества больше нельзя, так как такая форма общественной организации не прописана в новом Статуте).
12 апреля 2002 появляется на свет то, что впоследствии назовут «третьей силой», организация ATICCI, созданная на землях Апулии. Свою мотивацию организаторы объясняют так (это официальное сообщение ATICCI):
«Для чего нужна ещё одна ассоциация кане корсо, когда существуют другие, которые и так не могут договориться между собой?» Это очень правильный вопрос, который требует четкого и честного, и в то же время решительного и конкретного ответа.
Итак, как всем отлично известно, в последние годы каждый божий день за кане корсо и её образ сражаются не покладая рук «люди за прилавками» и «обитатели ринга». Противоположные точки зрения сталкиваются, порождая бесконечное пренебрежение и клевету друг на друга, в то время как ни в чем не повинные собаки страдают. Люди будто становятся слепы и глухи ко всему, кроме своих глупых споров. И разве мы можем дальше сидеть, сложа руки, ожидая приговора судьбы? Но что можем мы сделать, чтобы остановить вражду? Эти и другие не слишком приятные вопросы давно назревают у тех людей, кто не так давно на старом хуторе в Мурджа сидел за огромным столом и глядел в затертый лист, весь исписанный различными предложениями по улучшению ситуации. Так давайте же попытаемся.
Мы решили попробовать, а нашу организацию мы назвали ATICCI.
Как видите, это сообщение – практически призыв к военным действиям. Подобный дух в большей или меньшей степени проникает (или может, лучше сказать, просачивается) и в официальные круги владельцев кане корсо. К сожалению, ситуацию еще больше запутывает ENCI, которая хоть и является ответственной организацией уже в течение многих лет, но не проявляет ни желания, ни четкости позиций для того, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию.
Две более «старые» ассоциации, в основном, проводят время, обвиняя друг друга во всех немыслимых прошлых и настоящих грехах. Каждая пытается дискредитировать другую, убежденная в том, что она и только она является важным представителем породы… и тем временем порода выживает только благодаря наиболее ответственным заводчикам, уставшим от политических игр и всецело посвятившим себя только селекции. К сожалению, в отсутствие Специализированной организации, тяжело не только разводить собак, но и проводить серьезные соревнования и выставки, так как даже те же Судьи, не имея четких указаний, будут действовать, прислушиваясь к указаниям той стороны, к которой лично они испытывают большее доверие.
Получается так, что всегда выигрывают совершенно разные собаки, что порождает, в свою очередь полнейшее недоумение публики. В двух словах, к нам только-только удалось спасти почти исчезнувшую породу… Сейчас же – на глазах всего мира – мы заигрались и разрушаем то, что создали, просто потому что не можем договориться, по каким правилам играть, не можем играть вместе, каждый пытается урвать выгоду для себя. Энное число примеров итальянской невоспитанности, к сожалению, наносит ощутимый вред породе. Нам, уж конечно, есть чем гордиться.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:39 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Кое-что положительное

Несмотря на то, что общая картина предстает совершенно удручающей, нужно сказать о том, что «временами» организации делают кое-что и для собак. Как SACC, так и AICC организуют собрания (к сожалению, официальной силы они без одобрения ENCI не имеют), AICC впервые проводит «темперамент тест», чтобы оценить особенности характера собак. Это, безусловно, интересная инициатива, потому что до того дня никто не задумывался о том, что отбор можно производить также и по специфике темперамента.

Что касается недавно созданной ATICCI, то она предлагает «отдать породу в распоряжение тех людей, кто очистит ее от грязи и перспективы уничтожения», и, более того, собирается «продвигать и благоприятствовать зоотехнической селекции, правильному распространению, использованию и исследованию породы в соответствии со стандартами». ATICCI предлагает свою кандидатуру как организатора встреч и собраний, в том числе интерактивных, для заводчиков, ученых, исследователей и любителей, гарантируя при этом зоотехническую поддержку, демонстрируя уважение ко всем социокультурным и историческим аспектам породы кане корсо.

Но это все лишь красивые слова, и они мало чем отличаются от Статутов, принятых AICC или SACC (доступны в интернете). Очевидно, что никакая организация не создавалась с целью «оскорблять других, ссориться и наплевательски относиться к собакам»: читая любой из Статутов или любое заявление, мы находим там великолепные предложения и огромную любовь к породе.

AICC и SACC, до сих пор, пренебрегали своими обязанностями, и очевидно, что одна из организаций была более активна, по сравнению со своей соперницей. Хотя и можно найти множество оправданий и извиняющих факторов… но что толку искать, кто прав, а кто виноват, если в результате, по тем или иным причинам, мы получаем породу на грани уничтожения.

Сегодня, отдавая себе отчет в том, что происходит, обе ассоциации пытаются утвердить свои позиции, в то время как «третья сила» продолжает выдвигать следующие предложения:

Формирование научно-технических протоколов, заключение вытекающих соглашений с факультетом ветеринарной медицины в БАРИ, Терамо, Болонье и Падуе. Кроме этого, как и было ранее, предлагается довести до конца реализацию наших основных целей, в том числе наиболее полное и тщательное исследование всех особенностей и «типичных» патологий породы. Эта центральная идея перекликается также и с другими видами деятельности, к примеру, такими как: измерение и подтверждение всех кинологических характеристик кане корсо, развитие критериев и методов исследований, уточнение стандартов породы – многие из которых страдали от недостаточного внимания, или даже подвергались игнорированию. Одна из глав нашего исследования кане корсо полностью посвящена основополагающим пунктам собачьих характеристик, и мы выражаем уверенность, что части этой главы могут стать основой для немаловажных открытий, там вы сможете найти подтверждения фактов, которые не освещал ещё никто.

Итак, намерения здесь самые чистые: и нам не остается ничего иного, как посмотреть, как это все будет применяться на практике… И что случится когда к противостоянию двоих прибавится третий. Возможно – по крайней мере, судя по предпосылкам – что обе ассоциации, настроенные на битву, вспомнят о существовании собак, и начнут уделять им внимание лучше, чем они делали это до сих пор. Можно сказать, что «двое спорят - третьему на руку», и будем надеяться, что все же положительные тенденции здесь смогут осилить отрицательные. Ну что ж, поживем – увидим.



Кане Корсо за границей

Документ, предоставленный AICC

В Европе

Итальянская кане корсо, после своего возрождения, быстро завоевала весь остальной мир. Сегодня она присутствует во всех европейских странах, хотя ситуация в разных станах различна. Большей частью, порода не имеет поддержки в виде специализированных организаций, или же она относится к организациям, которые занимаются редкими молоссами в целом, аналогичным итальянской CIM (Итальянский Клуб Молоссов)

В настоящее время, единственной страной, в которой специализированная организация кане корсо все же существует, являются Нидерланды.

CCCN (Клуб кане корсо Нидерландов) – действующий клуб, который имеет связи и с соседними станами, особенно с Бельгией и с Германией. Клуб выпускает собственные периодические издания, созывает ежегодные встречи в Утрехте, которые стали традиционными для любителей кане корсо со всей Северной Европы. Кроме того, в его обязанности входит забота о кане корсо, защита в случае проблем и опасностей, особенно это актуально в связи с тем, что законодательство в стране по этому вопросу носит ограничительный характер и довольно-таки строгое. Голландские селекционеры должны, например, отдавать себе отчет в том, что запрещено купирование ушей, хотя с этим запретом запросто можно поспорить. Сложившейся на настоящий момент ситуацией мы обязаны президенту клуба Эрику Де Вриез. После первых лет, когда совершалась простая «транспортировка» собак кане корсо из Италии, основание клуба дало значительный толчок развитию и охране породы.

Сегодня CCCN сотрудничает, в частности, с местными заводчиками, и формирует группу голландских судей, при помощи судьи Ван Монформа, признанного эксперта в породах молоссов. Их вклад значителен и достаточен для того, чтобы стали заметны улучшения в селекции. Также актуален контроль над появлением патологий, изучение вероятности их наследования. Таким образом, был изучен вопрос появления у корсо дисплазии тазобедренного сустава, в наличии имеются рентгеновские снимки, публикации списков исследованных объектов.

«Импорт» кане корсо постепенно переходит от количества к качеству.

CCCN приглашает на свой интернет-сайт: http://www.canecorsoclub.nl.

В других европейских странах официальных представителей породы не существовало, сложившаяся ситуация часто оборачивалась недоразумениями, найти выход из которых было не так легко: любителям породы приходилось обращаться за интересующей их информацией к заводчикам, и в итоге они получали сведения, далеко не всегда верные. Что касается Голландского Общества, то здесь проблемы были схожи с теми, которые существовали и в Италии, ещё усугубленные тем, из Италии «импортировались» не самые лучшие экземпляры. Недостаточная осведомленность об особенностях породы давала благодатную почву для «умельцев», выдававших абсолютно карикатурных собак за самые чистокровные экземпляры.

Ярким примером сложившейся ситуации является фотография на обложке немецкой книги Hunde Rassens, под авторством шведского судьи Карла Йохана Альдеркреуца. Фотография должна была показывать представителя породы кане корсо; в предложенной собаке, конечно, прослеживались корни неаполитанского мастифа и ротвейлера, но от кане корсо не было и следа…

Кинология и селекция, как и любые другие области нашей жизни тоже подверглись последствиям глобализации: многие заводчики из стран Востока, купившие щенков в Италии, сейчас производят и перепродают потомство по бросовым ценам на международном рынке (и даже в Италии!). Для иностранного любителя, не знающего, как в действительности обстоят дела с породой, цена часто является определяющим пунктом при выборе щенка.

В тех странах, где порода представлена всего несколькими экземплярами, несравненно проще получить чемпионские титулы, кроме того возникают проблемы с тем, чтобы подобрать собаке достойную пару для случки.

Другой момент, который нельзя проигнорировать, это интернет-сайты, где по всему миру в режиме реального времени заключаются сделки о продаже собак, по весьма привлекательным ценам. Никого уже не удивишь тем, что сегодня, посещая интернет-страницы вы можете найти итальянских и иностранных заводчиков, совершенно неизвестных и непонятно откуда появившихся, которые представляются великими знатоками породы. Для простого любителя не так-то легко сделать правильный выбор при наличии такого количества соблазнительных вариантов. Красивые картинки, настоящие титулы и награды перемежаются со старыми фотографиями, и даже с фотографиями собак, принадлежащим другим владельцам. И совершенно никто это не контролирует.

Последствия этой ситуации настолько неприятны и широко распространены, что все очевиднее становится необходимость создания наднационального органа, который будет в состоянии контролировать породу и осуществлять управление в случае возникновения проблем с кане корсо итальяно, будь то в Европе, или во всем мире.



В Америке

Кроме родной Италии, наиболее многочисленна кане корсо в США. Каждый год в этой стране число корсо увеличивается почти на три тысячи экземпляров. Крупнейшая действующая организация – ICCF (Международная Федерация кане корсо), с главным офисом в Нью-Джерси. Организация данной ассоциации такова, что предусматривает рассредоточение представительств в различных штатах.

Первые отправки кане корсо в Америку были совершены в конце 80-х: это были экземпляры итальянского происхождения, выведенные в Европе.

Огромное расстояние между Соединенными Штатами и Италией не делало легче процесс общения, к передаваемой информации повсеместно добавлялись непроверенные и неточные (чтобы не сказать ошибочные) данные.

Американские заводчики пытались восполнить недостаток информации, анализируя «подручные материалы», то есть тех собак, которых имели в распоряжении. Отсюда же выводили стандарт породы, который не всегда совпадал с исконным итальянским стандартом. Так появился стандарт ICCF для кане корсо. Этот стандарт входит в силу в феврале 2000, и описывал он собаку, которая значительно отличалась от стандарта FCI. Основные отличия таковы:



Как можно понять, эти два стандарта значительно различаются, особенно в той части, где описываются основные параметры тела собаки. Что касается высоты и веса, то можно сказать, что в среднем американские корсо выше и тяжелее. Эти отличия породили немало недоразумений за рубежом, так как американские заводчики очень активно работают в интернете и общаются по всему миру.

Итальянские официальные круги кинологов не были способны противопоставить что-то американцам в интернете, так как к тому времени прошло только полгода с тех пор, SACC вообще была представлена в сети. Разумеется, она ещё не успела произвести нужного впечатления.

AICC попыталась за сжатые сроки установить необходимые контакты и распространить известную информацию. В итоге, всего через несколько лет, появился серьезный раскол: итальянские кинологи показали себя несостоятельными в вопросах распространения информации о собственных породах собак. Наладить контакты, как оказалось, не такое уж простое дело, тем более что их установлению препятствовали члены ICCF, ограничивая все попытки SACC сотрудничать и обмениваться информацией. В письме от августа 1998 Глава ICCF предупреждал SACC, что если она и дальше намерена оставаться официальным представителем породы, то «информационная война» будет продолжаться.

Директора AICC, уверенные в своих правах, не испугались: продолжилось налаживание контактов; итальянцы заставляют мир принять их сведения, и по возможности проводят свои данные через океан. Правление ICCF оценило эту настойчивость, и в дальнейшем сотрудничество между двумя ассоциациями стало более эффективным и интенсивным. Глава ICCF Майкл Эртаскиран отдает себе отчет о необходимости максимального сближения двух стандартов кане корсо, с перспективой в обозримом будущем формирования единого мнения по всем вопросам. В конце концов, ICCF учреждает особый комитет, отвечающий за правильность американского стандарта. Предложенная Майклом Эртаскираном формулировка, описывает собаку гораздо более похожую на итальянскую кане корсо, но в действительности, это промежуточный вариант между двумя альтернативами.

В марте 2000 ICCF одобряет новый стандарт. Наиболее важные изменения касаются головы: на самом деле, соотношение морды к черепу пересмотрено в соответствии с итальянским стандартом – 34-66%, так же как и оси черепа-морды признаны слегка сходящимися.

Насчет прикуса было решено следующее: предпочтителен ровный, допустимый также и в стандарте FCI. Отличия можно найти и в вопросе типичного окраса: рыжий теперь не считается одной из основных мастей, подобно тому, как он был исключен из списка стандартных окрасов, составленном FCI. Что касается высоты и веса, то здесь никаких изменений в стандарт ICCF внесено не было, и соответственно это осталось наиболее очевидным отличием от стандарта FCI. С этим моментом американцам стоит еще поработать, и желательно, конечно, ограничить максимальный вес и высоту, слегка подняв минимальную планку. В противном случае, получается слишком ощутимая разница в размерах различных собак (тем более что не так уж много экземпляров действительно попадали под эти характеристики). Сегодня различия между двумя стандартами ощутимо сокращены:



Американские любители кане корсо внесли свой вклад в исследование генетических патологий собаки, таких как дисплазия тазобедренного сустава и других наиболее распространённых патологий, публикуя результаты рентгенов.

Служба по «усыновлению» кане корсо является примером для подражания, отличаясь прекрасной работой, растущим чувством гражданской ответственности и любви к животным.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:40 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 2 - Морфология
Что такое стандарт
Стандарт – это сумма данных, которые описывают «идеальную собаку», принадлежащую к той или иной породе. Обычно, стандарт составляется Специализированным Клубом в родной стране этой породы (или, для наиболее распространенных пород, старейшим из Специализированных Клубов, после консультации с другими Клубами). Затем следует одобрение со стороны Кинологического Клуба данной страны (в случае Италии – ENCI). Однажды одобренный, стандарт представляет собой нечто стабильное и единственное в своем роде: ему следуют, когда разводят собак, к нему обращаются, когда собак судят.
Стандарт может быть изменен с течением времени, если порода постепенно эволюционирует, и представляется очевидным, что обновление характеристики ведет к улучшению породы.

Как появляется стандарт
На базе каких критериев составляется стандарт породы? Основных пути два:
а) собираются все усредненные сведения об экземплярах, признанных относящимися к той или иной породе. Коротко говоря, собак отбирают по тем признакам, которые отличают одну породу от других. Эти признаки как бы говорят исследователю, что перед ним именно кане корсо, а не немецкая овчарка.
Идеальный образец, к которому нужно стремиться, балансирует между двумя крайностями, которых надо избегать любой ценой: первая – избыточность признаков, и вторая – слабая выраженность характеристик.
б) определяется назначение собаки, составляется список наиболее предпочтительных характеристик для выполнения основных функций.
Несмотря на то, что многие характеристики присутствуют у меньшей части экземпляров, если характеристики кажутся желательными, то все равно их пытаются вывести в породе в целом.
Таким образом, стандарт рождается из суммы наблюдений и «прекрасных надежд»: в определенном смысле это утопия, некто идеальное, к чему следует стремиться.
И если верно то, что «идеальной собаки не существует», как всегда повторяем мы, заводчики (особенно когда полученные нами экземпляры несовершенны), так же верно и то, что наша задача – подобраться к этому идеалу как можно ближе. Злые голоса утверждают, что существует еще и третий критерий, которым руководствуются при составлении стандарта: это список характеристик, присутствующих у собак… принадлежащих самому составителю. Это отчасти верно, мы не можем отрицать, но нужно помнить и о том факторе, что составители первого стандарта были одновременно и создателями породы (или же «восстановителями», если речь идет о возрождении исчезнувшей породы). И каких же собак им надо было описывать, как не тех, что представляли собой их идеал? Вписывая в стандарт характеристики собаки, отличной от тех, что они сами разводят, значило бы попросту показать, что у них не все дома! А вот сейчас мы подходим к более деликатному вопросу: о внесении более поздних изменений в стандарт – здесь всегда чувствуется стойкое и отчетливое влияние определенного заводчика и предпочтение собак с определенными родословными.

Как читать стандарт
Если стандарт един, интерпретаций обычно существует множество: это случается почти во всех случаях (потому что, как мы уже успели увидеть, стандарт – это идеал, модель, высеченная в камне), причем интерпретации могу отходить оригинала в той или иной степени. Наибольшую опасность представляют общие, приблизительные указания, в которых имеются пробелы. С другой стороны, попасть в стандарт, когда все пропорции для каждой части тела высчитаны до миллиметра, тоже дело нелегкое. И очень желательно, чтобы, раз уже стандарт составляется с такой точностью, он составлялся также… безошибочно.

Стандарт кане корсо
Составлен в 1986 доктором Антонио Морсиани и одобрен ENCI годом позже. Как можно увидеть, это стандарт совершенно исчерпывающий, и в то же время технический. Поэтому, помимо комментариев, здесь представлены сведения для «кинологов-новичков», призванные облегчить толкование стандартов для тех приверженцев породы, которые еще не успели набраться достаточного опыта. Основная проблема данного стандарта, однако, заключена не в трудности понимания (хоть это и не так для тех, кто собак разводит), а в некоторых остро обсуждаемых вопросах, первейший из которых (хоть и не единственный) – прикус.
Хоть я и не собираюсь стоить из себя «судью из судей», также я не намерена поддерживать несовершенства стандарта кане корсо. В таких случая, я предпочту сослаться на источники информации, которые помогут прояснить и улучшить понятия стандарта. Еще одна проблема заключена на настоящий момент в том, что кане корсо не имеет Специализированной официальной организации, хоть многие и считают таковой ENCI. Но все-таки в данное время никто не обладает правом изменять существующий стандарт.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:41 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Стандарт породы FCI

с официального сайта ENCI: http://www.enci.it

Происхождение: Италия.

Применение: охранники, защитники, полицейские собаки, следопыты.

Классификация FCI: Группа 2: Собаки типа пинчера, шнауцера, молоссов и швейцарских пастушьих собак. Секция 2: Молоссы (без рабочих испытаний).

Краткие исторические сведения: Прямые потомки «canis pugnax» (римских молоссов), их «легкая» версия, предназначенная для охоты на крупную дичь и для помощи военным. На протяжении веков была неоценимым товарищем для итальянского народа, который использовал собаку для охраны своего имущества и домашнего скота, для охоты и для собственной защиты.

Однажды распространившись по территории всего полуострова, как свидетельствуют богатая иконография и историография, наилучшие условия для жизни эта собака нашла в областях Апулия, Лукания и Самний. Своим названием она обязана латинскому слову «cohors», что означает «охранник, защитник».

Общие сведения: Собаки средне-крупной величины, мощные, но элегантные, с сильными и длинными мускулами, очень заметными, являют собой образец силы, проворства и стойкости. В общем, сложение мезоморфное, длина туловища больше высоты в холке; сложение гармоничное по пропорциям («гетерометрия») и дисгармоничное в профиль («аллоидизм»).

Важнейшие пропорции: Длина туловища превышает высоту в холке приблизительно на 11%. Полная длина головы добавляет 3,6/10 к высоте в холке.

Длина морды составляет 3,4/10 от полной длины головы.

Высота груди – 5/10 от высоты в холке и соответствует высоте до локтевого сустава.



Для кинологов-новичков: Мезоморфное строение означает, что пропорции между высотой и широтой тела хорошо сбалансированы. Этот параметр высчитывается по двум показателям: тело (IC) и грудь (IT).

«Индекс тела» (IC) выражается следующим образом:



Существуют 3 морфологических типа:

- Брахиморфный: IC от 90 до 100;

- Мезоморфный: IC от 70 до 85;

- Долихоморфный: IC от 85 до 100.



«Индекс груди» (IT) выражается следующим образом:



В этом случае также присутствуют 3 морфологических типа:

- Брахиморфный: IT от 90 до 100;

- Мезоморфный: IT от 60 до 90;

- Долихоморфный: IT от 50 до 60.



«Гетерометрия» означает «гармония по отношению к массе тела»: в действительности существует соотношение между массой (объемами собаки) и ее ростом (высотой в холке). В общем, собака не должна быть ни низкой и приземистой, как бульдог, ни тощей, как гончая.

«Аллоидизм» означает дисгармонию по отношению к контурам тела. Но каким контурам? Тут может быть два варианта: контур головы и общий контур тела (или же линия позвоночника). В случае кане корсо, контур головы должен быть выпуклым, челюстно-лицевые оси слегка изогнутыми, а линии общего контура тела - прямыми.

Комментарии – Кане корсо – мезоморфный молосс, в этом данная собака слегка отличается от своего «кузена» - неаполитанского мастифа, который, напротив, является этаким тяжелым брахиморфом. Данное различие является существенным и всегда видно совершенно отчетливо, не только потому, что оно является отличительной чертой между двумя типами собак, но и потому, что благодаря ему, кане корсо – собака более универсальная и гибкая, применимая также и в практических областях (на охоте, при охране), тогда как мастифу недостает подвижности. Кроме того, влияние молоссоидов заметно сразу: «индекс тела» сразу же взлетает вверх: (около 80). Причем, это вовсе не является результатов скрещивания с долихоморфными собаками, у которых данный показатель ощутимо низок. Сведения относительно головы смотрите в соответствующих комментариях.

Поведение и характер: Умная, энергичная и уравновешенная собака, не знает равных в охоте и защите. Послушная и преданная хозяину, любящая с детьми и семьей, а если это необходимо, становится яростным и мужественным защитником человека, дома и двора. Легко обучаема.

Комментарий: Хоть сейчас и хочется улыбнуться, услышав выражение «защитник двора», стоит помнить о том, что кане корсо - по-прежнему дворовая «деревенская» собака, которая будет чувствовать себя гораздо комфортнее на хуторе, чем в квартире на шестом этаже. Не будем забывать, что на юге Италии собаки все еще живут на свободных выгонах, или на более-менее модернизированных фермерских хозяйствах. Как бы то ни было, корсо может быть вполне счастлива даже и в однокомнатной городской квартире, так как ее характер является совершенно типичным для молосса: это собака, которая постоянно нуждается в контакте с человеком и стремится разделить с ним каждый момент жизни. Но об этом мы поговорим более подробно в главе, посвященной характеру собаки.

Выражение «легко обучаема» употребляется не совсем серьезно, и относится больше к молоссам в целом, чем к данной собаке в частности. Об этом разговор пойдет, в свою очередь, в главе «Характер и работа», но, даже говоря в общем, надо сказать, что кане корсо далеко не так легко обучается, как, скажем, немецкая или бельгийская овчарка. Несмотря на это, можно достигнуть великолепных результатов даже в тех областях, где успех является редким и почти уникальным явлением у сторожевых и пастушьих собак (IPO или SCh).

Голова: Брахицефальная. Общая длина составляет 3,6/10 от высоты в холке. Ширина скул равна длине черепа, превышает половину общей длины головы, составляя 6,6/10 от этой длины.

Продольные оси черепа и морды слегка изогнуты. Обхват черепа, замеряемый по линии скул, больше чем в два раза превышает общую длину головы. Голову огибают умеренно изогнутые скулы. Шерсть достаточно плотно прилегает к коже, блестящая и в меру жесткая.

Для кинологов-новичков: Для того, что понять термин «Брахицефальный», прежде всего, необходимо знать о том, что существует особый показатель типа формы головы – «головной индекс». Он рассчитывается так:



В соответствии с этим имеются 3 возможных морфологических типа:

- Брахицефал: головной индекс больше 54;

- Мезоцефал: головной индекс от 50 до 54;

- Долихоцефал: головной индекс менее 50.

Головной индекс у кане корсо колеблется между 64 и 66, что означает явного Брахицефала.

Продольные оси черепа и морды (черепно-лицевые оси) – это две воображаемые оси, первую из которых для неопытного специалиста найти несколько сложнее. На самом деле, черепная ось соединяет две точки – носовой и затылочный бугор (не так-то просто, но крепитесь!). Затылочный бугор («inion») – это самая выступающая точка затылочной кости (шишка на затылке), а носовой бугор («nasion») – точка, соединяющая лобовые и носовые кости. Эту последнюю точку найти очень просто, но вот затылочный бугор может быть с первого взгляда незаметен (однако, вы с легкостью найдете его наощупь, только попробуйте).

В идеале, вы должны быть немного знакомы с анатомией, и с нахождением данной оси проблем не возникнет. Что касается второй, лицевой оси, то она фактически совпадает с верхним контуром собачьей морды.

Итак, теперь, когда мы знаем, с чем имеем дело, посмотрим, как эти оси могут соотноситься друг с другом:

- они могут не соприкасаться, в этом случае мы говорим о параллельных черепно-лицевых осях;

- могут соприкасаться впереди, на морде собаки – сходящиеся черепно-лицевые оси (это как раз случай кане корсо);

- или же они могут не соприкасаться впереди, но сходиться сзади, на затылке – это расходящиеся черепно-лицевые оси.

И это все? Нет! Если черепно-лицевые оси сходятся впереди, может быть два варианта:

лицевая ось может идти прямо, и соприкосновение осей происходит только из-за того, что черепная ось «выступает вперед». Это называется «моноконвергенция», и является правильным вариантом для кане корсо;
в то время, как черепная ось опускается вниз, лицевая приподнимается ей навстречу, и получается «биконвергенция», желательная для боксера, но абсолютно неприемлемая для кане корсо, так как свидетельствует об избыточности характерных признаков.
Комментарий: Соотношение черепно-лицевых осей имеет огромное значение для породы. Очень важна моноконвергенция, отличающая настоящую корсо, от тех собак, которые состоят в родстве с боксерами – результаты межпородного скрещивания. Все это вызывало и вызывает до сих пор немалые споры на различных соревнованиях. К сожалению, однако, случки с боксерами продолжались даже после восстановления породы кане корсо, для того, чтобы получить предписанный стандартом прогнатизм. Этой проблеме в настоящей книге уделен отдельный раздел, также и по той причине, что данный спор делит любителей корсо на две противоборствующие группировки. Приверженцы альтернативного мнения утверждают, что черепно-лицевые оси у кане корсо должны быть параллельны, якобы как у деревенских представителей породы, но, в действительности, стандарт это отрицает.

Другой важнейший фактор – правильное соотношение череп-морда, которое стандарт предписывает следующим образом: «длина морды составляет 3,4/10 от общей длины головы» (раздел «важнейшие пропорции»), длина черепа составляет 6,6/10 от общей длины головы (раздел «череп»)».

Итак, что мы имеем: череп 66%, морда 34%, соотношение череп-морда, соответственно 2:1, что по мнению Соларо и Барбьери (создателей кинологической науки) составляет максимум, поскольку увеличение данного соотношения может повлечь практические проблем и, особенно, проблемы с дыханием. К сожалению, достаточно часто можно увидеть морды более короткие, чем это предписано в стандарте… и нередко такие «сплющенные морды» завоевывают свои призы, хотя такое допущение возможно у боксера, но никак не у кане корсо.

Но есть и обратная сторона медали: соотношение череп-морда бывает 1:1, или около того (это часто связано с параллельностью осей). Такое строение также является неправильным, хоть и существует достаточное количество собак «из деревни» с именно таким типом морды.

Кто же прав? С точки зрения кинологии, прав стандарт (по крайней мере, до тех пор, пока в него будет внесено изменений): однако важно, чтобы все соотношения поддерживались в разумных пределах и стандарт не запрашивал бы собаку, вовсе неспособную дышать, или неприспособленную к жарким температурам, типичным в областях, откуда происходит данная порода.

Область черепа. Череп: Широкий, имеющий в анфас слегка дугообразную форму, в профиль очерчен неправильной кривой, которая имеет акцент в подлобной области, но становится плоской позади, вдоль области внешнего сагиттального «гребня». Его длина и ширина равны и соответствуют 6,6/10 от полной длины головы. Если смотреть сверху, череп имеет квадратную форму, за счет выдающихся вперед скул и крупных мышц, опоясывающих голову. Лобные бугры хорошо развиты и выдаются вперед, лобная впадина глубокая, с заметной бороздой посередине. Затылочный бугор не сильно выражен. Надбровные впадины имеются, но слабо выражены.

Лоб: Ярко выражен, за счет сильно развитых и выдающихся вперед лобных бугров и приподнятых надбровных дуг.

Для кинологов-новичков: В этой части стандарта технических терминов великое множество, мы попытаемся объяснить простыми словами самые важные из них.

Итальянский анатомический термин «aboralmente» относительно головы обозначает позади, в противоположность термину «oralmente» - впереди. При описании анатомии тела в целом используются иные термины: «cranialmente» - впереди, «caudalmente» - позади. В приведенном выше тексте: «[кривая]… становится плоской позади, вдоль области внешнего сагиттального гребня».

Лобные бугры: чтобы их найти, вам необходимо положить руку на голову вашей собаки между ушами. Вы ощущаете под рукой теменные кости, важнейшие части черепа. Под ними находится мозг вашей собаки (который в данный момент думает следующее: «Мне, конечно, нравятся эти поглаживания, но когда мы будем есть?»). Если сейчас вы переместите руку вперед, по направлению к глазам, вы ощутите два бугра, на том месте, где у человека находятся брови (и у собаки то же самое, только их не всегда легко распознать из-за шерсти): итак, вы нашли лобные кости.

Эти выпуклости и есть так называемые «лобные бугры», между ними находится ямка в виде борозды (более или менее выраженная в зависимости от породы), которая называется «срединной бороздой» или «лобной бороздой» и т.п.

Лоб: может быть выпуклым или вогнутым, располагается в надносовой области, у кане корсо ярко выражен. На лбу сходятся упомянутые выше черепно-лицевые оси.

Начиная сзади, прямо от затылка, та часть головы, которая располагается выше лобной точки схождения осей, называется черепной областью. Другая часть головы, располагающаяся ниже данной точки и до кончика носа, называется лицевой областью. По-другому данные области можно различить следующим образом (менее верным технически, зато более запоминающимся): выше лба – череп, ниже – морда.

Комментарий: Квадратная форма черепа (при просмотре сверху) очень характерна для кане корсо. Если череп собаки имеет прямоугольную форму, это указывает на недостаточное развитие черепного скелета, в частности скул и морды, а во многих случаях, говорит о недоразвитии мускулов, опоясывающих данную область (большие скуловые и жевательные мышцы). В обоих случаях собака не считается отвечающей стандарту, она больше не является брахицефалом, так как именно по скуловым дугам измеряется ширина головы: узкие скулы дают низкий «головной индекс», относящийся скорее к мезоцефалу, чем к брахицефалу.

Другой важнейший фактор – это лоб, выделяющийся у кане корсо за счет мощного развития лобных бугров: вокруг них изгибаются черепно-лицевые оси, и менее выраженные бугры свидетельствовали бы о параллелизме, что также в стандарт не вписывается. В обратном случае, слишком выпуклый лоб приводит к перегибу осей, то есть избыточности признака. Данный дефект часто встречается у собак с слишком коротким и вогнутым носовым хрящом. Нужно сказать, что осмотреть лоб собаки – уже практически полдела для определения соответствия стандарту.

Лицевая область. – Нос: Находится на одной линии с носовым хрящом. В профиль, нос не должен выдаваться вперед губ, а находиться на той же вертикальной линии морды. Он должен быть крупным, с широкими, открытыми и подвижными ноздрями. Пигментация черная.

Для кинологов-новичков: Итальянский термин «tartufo» обычно переводится просто как «нос», но в действительности он обозначает только его «наружную» часть, самый кончик. В общепринятом смысле, понятие «нос», вместо этого, включает в себя также и носовой хрящ (который рассматривается здесь просто как часть морды).

Пигментация носа – признак, имеющий наследственный характер, появляется в результате смешения хромосом, окисления и конденсации в кожных клетках фермента, состоящего из меланина и тирозина. Это фермент задерживается в кожных клетках только при определенных условиях (при наличии света и кислорода, определенной температуры, должного количества железа и щелочи в крови и т.д.) – большинство условий являются необходимыми для жизни. Из этого следует то, что «депигментация животного» означает зачастую его «неспособность к жизни»: вот почему депигментация, даже частичная, так нежелательна. Другая причина отдавать предпочтение экземплярам с хорошей пигментацией - это многолетние наблюдения заводчиков, которые показывают, что у собак с полной пигментацией характер более живой и сильный, а кроме того, они крупнее.

Вот признаки депигментации: розовая кожа, белые ногти, розовые слизистые, глазные щели белые или светло-розовые, белые или розовые губы, светло-розовый, или имеющий светлые полосы, нос. Белый цвет шкуры, полученный в результате селекции, не считается депигментацией. Также не считают депигментацией светлый цвет глаз, так как цвет радужки не имеет никакого отношения к функционированию органов. В данном случае, темный цвет глаз зачастую является результатом селекции (возможно по чисто эстетическим причинам, так как при этом у собаки получается более «теплый» взгляд): в то время как «дикие» собаки почти все имеют светлые глаза.

Комментарий: Нос также может многое сказать о соответствии собаки стандарту: в соответствии со стандартом нос лежит в одной плоскости с передней частью морды собаки. Что же, если это не так?

Здесь есть два варианта: первый - когда нос слишком сильно «падает вперед», это значит, что носовой хрящ низкий (черепно-лицевые оси расходящиеся – что является серьезным недостатком); и второй – нос, поднятый над носовым хрящом, - морда боксера.

На соревнованиях, к сожалению, нередко можно встретить подобные экземпляры с «задранным» носом, почти сразу переходящим в выдающийся вперед лоб, со слишком коротким носовым хрящом.

Пигментация носа: Это еще одна проблема, на которую указывают заводчики, и которая требует пересмотра стандарта, так черная пигментация носа, почти никогда не встречается у собак серого, тигрово-серого окраса, рыжих и с серой «маской» на морде. Для всех других пород у серых собак предусмотрена темно-серая, но не черная, пигментация носа.

Морда: Очень широкая и объемная. Ширина морды должна почти равняться ее длине, что составляет 3,4/10 от общей длины головы. Ее объем превышает на 50% превышает длину морды. Параллельность боковых сторон морды, объем, и ширина нижней челюсти делают морду спереди плоской и квадратной.

Носовой хрящ должен быть прямым и предпочтительно плоским.

Нижне-боковой профиль собаки задает верхняя губа.

Надбровная область может быть слегка вдавленной.

Для кинологов-новичков: Надбровная область находится прямо над бровями (а следовательно над глазами), кости здесь частично являются продолжением скуловых, а частично – верхне-челюстных. Мышцы здесь – надбровная, а также мышца, поднимающая нос и верхнюю губу.

Термин «cesello» («вдавленный»), о котором говорится в стандарте, показывает, что в надбровной области, к которой это термин относится, должна быть небольшая ямка, появившаяся, будто под резцом скульптора. Оптический эффект создается за счет небольшого выступа над глазами, за которым и следует упомянутая ямка.

Комментарий: Квадратная форма морды также имеет важнейшее значение, так как морды конической формы (обычно с вытянутыми и слабо очерченными губами) являются абсолютно атипичными и напоминают голову питбуля. Морда должна иметь ширину равную длине (и спереди должна казаться кубической формы), а ее объем («глубина») должен вдвое превосходить длину. Такая форма получается только вследствие отличного развития нижней челюсти, что крайне важно для выставочной собаки. Важной характеристикой породы является некоторая вдавленность в надбровной области, но она не должна быть чрезмерной: в противном случае, голова производит впечатление «высохшей», что абсолютно не вяжется с всегдашней мощью молоссов.

Губы: Достаточно плотные. Анфас верхняя губа должна напоминать по форме перевернутую букву «U», а сбоку умеренно свисать. Смыкание губ происходит в самой низкой точке нижне-бокового профиля морды. Пигментация черная.

Комментарий: Если верхняя губа напоминает по форме букву «V» вместо перевернутой «U», это означает, что нижняя челюсть слишком «легкая» и не дает достаточной опоры.

Челюсти: Очень широкие, сильные, часто верхняя челюсть бывает слегка укороченной, и, как следствие, мы имеем легкий прогнатизм. Нижняя челюсть представляет собой сильнейший зажим, если рассматривать ее в профиль – слегка изогнутая. Контуры челюсти четко очерчены, ярко выражен подбородок. Резцы расположены прямой линией.

Комментарий: См. параграф «Прогнатизм, да или нет?»

Щеки: Жевательная область полная и выраженная, однако, не гипертрофированная.

Для кинологов-новичков: Жевательная область представляет собой жевательные мышцы, расположенные на изогнутых скуловых костях. Эта область находится на щеках собаки.

Комментарий: У некоторых экземпляров жевательные мышцы гипертрофированы, что обычно восхваляется владельцами собаки, которые говорят об этом, как о признаках «внушительной» головы: в действительности же, эти большие щеки больше присущи такой породе как бульмастиф (или даже… бульдог), чем кане корсо.

Зубы: Белые, крупные, полностью развитые. Нижние резцы слегка выдаются вперед (примерно на 0,5 см), по сравнению с верхними, то есть, в прикусе имеется прогнатизм.

Комментарий: См. параграф «Прогнатизм, да или нет?»

Глаза: Средней величины по отношению к размеру собаки. Расположены в полу-фронтальной позиции, на достаточном расстоянии друг от друга. Глазные щели сглаженной формы, глазные яблоки слегка выступают. Прилегающие веки по краям имеют черную пигментацию. Белочная оболочка глаза не должна быть видна. Мигательная перепонка сильно пигментирована. Цвет радужки максимально темный, по отношению к окрасу. Умный и живой взгляд.

Для кинологов-новичков: «Полу-фронтальная» позиция: чтобы установить местоположение глаз нужно представить себе две линии: одну, которая разделяет голову вертикально пополам, и другую, которая делит голову пополам по линии глаз горизонтально.

Если угол, образованный этими линиями совершенно прямой, то позиция глаз считается фронтальной. При увеличении наклона оси к векам имеем:

- 5-7°: «почти фронтальная» позиция;

- 8-15°: полу-фронтальная позиция. Угол в 10° считается идеальным для кобеля кане корсо, в то время, когда для суки предпочтителен чуть больший угол: примерно в 13-15°;

- 20-25°: полу-боковая позиция;

- < 25°: боковая позиция.

Мигательная перепонка («третье веко») находится под нижним веком и выполняет функцию очищения поверхности роговицы глаза. Покрывает роговицу, когда глаз закрыт, и остается собранной, когда глаз открыт. Железа находящаяся в мигательной перепонке называется железой Хардера, и ее воспаление ведет к появлению одной из типичных для молосса проблем: гипертрофирование и последующий пролапс (см. «Особые патологии»).

Комментарий: Во всех породах (и кане корсо не исключение) глаза – важная характеристика, также потому что они являются основным из элементов выразительности у собаки. Стандарт сообщает, что «глазные яблоки слегка выступают», и это указание можно неправильно истолковать: говоря о том, что глаза немного выступают, имеют в виду лишь, то, что они не совсем «утоплены», как, например, у неаполитанского мастифа. Действительно «выступающие» глаза должны считаться дефектом: они дают эффект «воловьего» взгляда, в противоположность тому умному и живому взгляду, который мы привыкли видеть у кане корсо. В идеале, глаза не должны ни выступать, ни «проваливаться» вовнутрь черепа.

Так же необходимо правильно понимать термин «ovaleggiante» - «сглаженный, овалоподобный», не интерпретируя его как «овальный». Овальные глаза – это глаза миндалевидной формы (т.е. форма овала с «заостренными» концами); они обычно расположены в полу-боковой, а не полу-фронтальной позиции, и совершенно меняют выражение собачьей морды. Также дефектом считаются круглые глаза, которые часто встречаются среди экземпляров с избыточностью признаков. Что касается цвета глаз, то здесь стандарт требует радужку «максимально темную, по отношению к окрасу».

AICC (Итальянская Ассоциация кане корсо) предлагает внести следующее изменение: «для экземпляров с черной мордой (черных, рыжих и тигрового окраса) радужка более темного цвета допустима. Для экземпляров с серым цветом морды (серых, рыжих и тигрового окраса) рекомендуется ореховый цвет радужки, но допустимы и более светлые оттенки».

Несмотря на то, что мои предпочтения всецело принадлежат собакам с темными глазами и «теплым», умным взглядом, в случае кане корсо нужно помнить историю породы и цели селекции. Кажется, в древности, особой популярностью пользовались собаки с желтым цветом глаз, потому что они пугали преступников.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:42 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

В 1990 году, спустя четыре года после официального признания породы кане корсо, журнал «Amici miei» («Мои друзья») публикует интервью синьора Томмазо Руджери из Бари, который, по его собственному признанию: «табачник, но испокон веков собачник». Синьор Руджери всегда разводил чистокровных кане корсо… не имея даже представления о том, что это за порода! В отношении глаз, он говорит следующее:

Я не разделяю негативного мнения по поводу желтых глаз или светлого цвета глаз по отношению к шкуре, которое зафиксировано в проекте стандарта (В то время речь шла лишь о проекте; прим. автора). У кане корсо всегда был такой цвет глаз, и даже были в ходу старинные легенды о том, какой страх внушала собака, «глядя на противника своими ужасными желтыми глазами».

В следующем номере «Моих друзей» будет опубликовано альтернативное мнение SACC, представленное покойным доктором Морсиани, который в то время был еще жив и отвечал следующим образом: «Желтые глаза – недопустимый дефект для современной кинологии, и это является верным для всех пород».

Кроме этого, с мнением Руджери спорит профессор Казолино, уроженец области Базиликата, специалист по породе. Он утверждает:

Мне никогда не приходилось видеть желтые глаза, столь высоко оцененные профессором Руджери, разве что у экземпляров, которые не представляли никакой ценности, и не могли быть допущены для воспроизводства.

Кто же прав? Доктор Морсиани дает узкоспециальное кинологическое объяснение, почему ценен темный цвет радужки (но как же тогда быть с веймаранской легавой, у которой всегда желтые глаза? Очень жаль, но этот вопрос не пришел ко мне в голову в 1990 году: а сейчас, к сожалению, поговорить с доктором Морсиани уже невозможно).

Мнения двух других любителей породы, однако, не умаляют ценности мнения усопшего судьи, кроме того, они более интересны с исторической точки зрения, так как оба специалиста были знакомы с породой еще до ее возрождения, а Руджери даже занимался ее разведением. И все-таки ученые противоречат друг другу во мнении относительно цвета глаз. Как же так? Мое собственное объяснение этому таково: оба они работали с небольшим количеством собак, оставшихся в живых, и, естественно все они находились между собой в кровном родстве, чтобы сохранить характеристики породы. Очень возможно, что оба ученых говорят правду, и попросту так получилось, что им попались две разные ветви, две «линии крови». Одна – с глазами преимущественно желтого цвета, другая – с темным окрасом радужки. Так что позволим себе усомниться в том, что экземпляры со светлыми глазами «малоценны для кинологии», потому что именно такими были собаки во времена Паоло Бребера (см. «Происхождение и история»): «В каком направлении следует двигаться теперь? Как отличить признаки, изначально присущие кане корсо, от тех, что оказались приобретены в результате скрещивания?» Итак, как может профессор Казолино заявлять об изначальной малоценности собак со светлыми глазами, если в те времена стандарта породы не существовало даже в проекте?

Несмотря на эти противоречия, надо сказать, что на настоящий момент общепризнанной ценностью являются экземпляры с темными глазами, хотя бы потому что в наличии имеется достаточно генетического материала для того чтобы продолжать селекцию, а так как взгляд темноглазой собаки выглядит более «домашним», умным и глубоким, лично я не вижу причин не поддержать стандарт в этом вопросе. С другой стороны, однако, также верно то, что собаки со светлой шкурой (или со светлой «маской» на морде) имеют более светлые глаза – и это норма для всех пород. Определенный риск состоит в том, что если стандарт будет запрашивать цвет глаз «максимально темный по отношению к окрасу», то собаки с более светлым цветом глаз станут считаться дефективными, соответственно они не будут включены в селекцию, где предпочтение отдается экземплярам с максимально темной шкурой, и, следовательно, темными глазами. Таким образом, можно потерять значительную часть важнейшего генетического материала породы.

Полагаю, что разумное решение данного вопроса предлагает AICC (допустим окрас радужки более светлый, чем окрас шкуры), но стоит добавить, что штрафы на соревнованиях за желтый цвет глаз, более или менее оставшиеся в прошлом, все-таки очень… некрасивое явление!

Уши: Средней величины по отношению к размеру головы и размеру собаки в целом, покрыты гладкой шерстью, треугольной формы, с заостренным верхом, с толстыми хрящами. Расположены высоко, значительно выше линии скул, широкие в основании, висячие, прилегающие к щекам, но не достающие до горла. В достаточной степени выдаются вперед, немного поднимаются в момент нападения и слегка приподняты, когда собака насторожена. Обычно купируются в форме равностороннего треугольника.

Комментарий: Описания необрезанных ушей до сегодняшнего дня не находили практического применения, так как они неизменно купировались. В некоторых случаях купирование было слишком «решительным», но совсем короткие уши не красили голову собаки.

Шея - Вид сверху: Немного выпуклая.

Длина: Примерно 3,6/10 от высоты в холке, равна общей длине головы. Форма: Овальная в сечении; шея сильная, очень мускулистая, с четко выделенным затылком. Периметр составляет половину от длины шеи или 8/10 высоты в холке. Гармонично соединяется с холкой, плечами и грудью. В идеале образует угол в 45 градусов к линии земли и прямой угол к плечам.

Шерсть: Нижняя часть шеи практически лишена подгрудка.

Для кинологов-новичков: Подгрудок формируется за счет «вялой», свисающей кожи на нижней части шеи, под горлом.

Комментарий: Описание шеи полное, углубленное и совершенно ясное, так что в комментариях практически не нуждается. Стоит помнить о важности того, что шея должна «выходить» точно из затылочной точки. Если же четкого отделения не просматривается, это означает, что шея недостаточно мускулистая, и это будет отражаться на балансе во время движения.

Длина шеи, равная длине головы, достаточная необычная характеристика для молосса, для которых обычно характерна более короткая шея: эта особенность придает кане корсо элегантность и гармоничность, необычную среди молоссов, и сопоставимую разве что с боксером.

И еще два слова о подгрудке: у огромного большинства экземпляров небольшой подгрудок все-таки существует, хотя если сравнивать, например, с неаполитанским мастифом – кане корсо совершенно лишены этой черты.

AICC, в своем проекте ревизии стандарта, предложила заменить фразу «…практически лишена подгрудка» на следующую: «на нижней части шеи присутствует несколько избыточная, хоть и эластичная, шкура». От себя добавлю: «но не до такой степени, чтобы образовать слишком заметный подгрудок», поскольку у некоторых экземпляров присутствует определенный излишек шкуры, который является дефектом. Многое зависит от положения собаки: принято считать допустимой «избыточную, хоть и эластичную шкуру», если она почти полностью исчезает, когда собака смотрит наверх, и перед нами предстает сухощавая шея. В противном случае, вы рискуете засвидетельствовать наличие избыточной, провисающей шкуры, которая, в моем представлении, является серьезным дефектом, так как наводит на мысли о скрещивании с мастифами.

И здесь я добавлю одно замечание совершенно личного характера, которое почти наверняка будет встречено острой критикой: если отдавать себе отчет в том, что кровь кане корсо надо разбавлять другими породами, то для этого дела гораздо предпочтительнее прибегнуть к использованию мастифа, чем боксера или (того хуже) ротвейлера или его «родственников».

Если те выводы, которые я сделала из рассмотренных древних изображений, верны, то корсо и мастиф, в действительности происходят из одной и той же генетической ветви. Следовательно, когда мы прибегаем к скрещиванию этих двух пород, собаки все-таки остаются «в семье». Естественно, я не утверждают, что сегодня это так уж необходимо: чистые кане корсо (типичные и соответствующие всем характеристикам) пока существуют. Но если то, что происходит сейчас, будет продолжаться, и кинологией будут пренебрегать в погоне за увеличением продаж, за наградами или в попытках отстоять свою позицию, породу снова придется восстанавливать с нуля или почти с нуля. Итак, тем более, забегая вперед, скажу: если скрещивания будет не избежать, я предпочла бы видеть «мастино-корсо», нежели «корсо-боксера».

Туловище: Компактное, сильное и очень мускулистое. Длина превышает высоту в холке на 11 % (+/- 1Офигел.

Верхняя линия: По линии хребта - ровная область с небольшой выпуклостью на пояснице.

Холка: Резко возвышается над уровнем хребта, находится выше уровня крестца. Высокая, длинная, широкая, и сухая, гармонично переходит в шею и спину.

Спина: Широкая, мускулистая, как и вся верхняя часть туловища, слегка приподнята по линии от задней части тела к передней. Профиль совершенно прямой. Длина спины достигает 32 % от высоты в холке.

Поясница: Поясничная часть короткая, широкая, хорошо соединена со спиной и крупом, очень мускулистая и твердая, в профиль немного выпуклая. Длина совсем ненамного превосходит ширину. Составляет 20% от высоты в холке.

Круп: длинный, широкий, достаточно округлый, с хорошо развитыми мышцами. Его длина, измеряемая от бедра до ягодицы, составляет 27% от высоты в холке. Угол горизонтального наклона к линии таза-седалища – 28-30 градусов, а угол линии бедра к началу хвоста – 15-16 градусов. Как видно, здесь имеется небольшой наклон.

Грудь: Широкая, хорошо очерченная и открытая; грудные мышцы хорошо развиты. Ее величина напрямую зависит от объема грудной клетки, достигает 35 % высоты в холке. Рукоятка грудины находится на одном уровне с линией плеч. В профиль грудь значительно выдается вперед, до суставов передних конечностей, слегка выпуклая.

Грудная клетка: Хорошо развита во всех отношениях, с длинными ребрами, расположенными наклонно и широко, с ярко выраженным межреберным пространством. Четыре ложных ребра – длинные, наклонные и открытые. Грудная клетка спускается к локтям, и ее высота соответствует половине высоты в холке. Ее ширина, равная половине длины, составляет 35% от высоты в холке, несколько уменьшается в области грудины, но без формирования грудной кости («рукоятка грудины»). Ее объем (сагиттальный диаметр) соответствует 35% высоты в холке. Периметр - более 35% от высоты в холке.

Нижняя линия: Грудинный участок сухой, длинный, широкий, в профиль имеет форму полукруга с очень большим радиусом, возле хвоста снова поднимается вверх, мягко переходя в брюшную полость. Область живота не впалая и не провисающая, в профиль постепенно поднимается от края грудины к паху. Впадина на боку просматривается несильно.

Для кинологов-любителей: Туловище собаки включает:

а) грудную клетку: от плеч до последнего ребра (анатомическая основа из 13 спинных позвонков, из которых первые 5 образуют холку, и 13 ребер). Холка является также тем ориентиром, по которому измеряется высота собаки: для этой цели используют самую высокую точку холки - остистый отросток позвонка (или же другую высокую точку), соответствующий 4° и 5° грудного позвонка.

б) поясница (анатомическая основа – 7 поясничных позвонков);

с) круп (анатомическая основа – таз, сформированный из подвздошной, седалищной и лобковой костей, а также крестцовые позвонки).

Весь позвоночный столб имеет три изгиба: затылочный (переходящий в шею), грудной и тазовый. Все эти изгибы можно увидеть, если смотреть на то, что называют «верхним профилем» собаки, или «спинной линией», или «спинным профилем» (это все синонимы).

Так принято в кинологии, что два последних изгиба считают за один «спинно-тазовый изгиб», который обеспечивает подвижность собаки. Спинно-тазовый изгиб имеет форму слабо изогнутой буквы «S», с углублением в области грудной клетки и выпуклостью в области таза: в действительности, на этот участок позвоночника приходится весь вес внутренних органов.

«Подъем», всегда очень плавный, и никогда не резкий, начинается с первого поясничного позвонка, и вершина изгиба соответствует четвертому поясничному апофизу.

Рукоятка грудины состоит из мечевидного отростка (центр груди), заметного, если рассматривать собаку в профиль. Когда он выдается вперед (это является дефектом для кане корсо, хотя может быть в цене у других пород), говорят о «килеобразной» грудине, так как рукоятка напоминает в этом случае киль корабля.

Последние четыре пары ребер - ложные. Пар ребер всего 13, из них 9 – «настоящих» и 4 – «ложных», которые так называются, потому что, в отличие от «настоящих», они не соединяются посередине груди (3 соединены между собой, а последняя пара свободна).

Комментарий: Первые два момента, которые следует рассмотреть относительно туловища кане корсо – это плотность и пропорции.

Длина туловища должна превышать высоту в холке, таким образом, тело вписывается в прямоугольник, как и у всех рысаков. Так как боксер, напротив, может быть вписан в квадрат, длина туловища – это важная характеристика породы, за которой следует тщательно следить, так же и для того, чтобы выявить присутствие различных генетических примесей.

Рассматривая части тела по отдельности, нужно отметить развитую грудь, которая не должна быть «килеобразной» (не должна иметь выдающуюся рукоятку грудины). Это требование обусловлено тем, что килеобразная грудь – это всегда грудь узкая, со слабо развитой мускулатурой (серьезный дефект для молосса). С другой стороны, однако, вот наблюдения Шимона Гольдмана, произведенные в коммуне Чиветелла-Альфедена: «выдающаяся рукоятка грудины у большей части осмотренных экземпляров, и она находится вовсе не на уровне линии плеч, как предписывает стандарт». И опять же, кто прав? Возможно, правы оба, если считать, что слегка выдающаяся вперед рукоятка грудины еще не образует килеобразную грудь: главное, чтобы все было в приемлемых пределах для молосса, и притом, молосса небольшого.

Мы подходим к груди, которая должна выдаваться вперед до уровня локтей, но не дальше (лимфатизм). Ширина грудины должна более или менее соответствовать ширине груди: бочкообразная грудь является дефектом, а узкая и плоская грудь – еще большим дефектом.

Холка, как и у других пород, должна быть высокой и длинной, чтобы обеспечивать хорошее крепление к костям мышц шеи, спины и плеч: все они крепятся к остистым отросткам и первым позвонкам спины.

Спина, согласно стандарту, в профиль должна быть «совершенно прямой и слегка приподнятой по линии от задней части тела к передней»: мне иногда приходилось слышать возражения на эту тему, в которых утверждалось, что профиль спины должен быть совершенно прямым, без приподнятых участков. В этом вопросе я придерживаюсь стандарта, который здесь определяет совершенно четко, что линия спины должна быть абсолютно прямой (без углублений и горбов), идущей немного вверх по направлению к холке.

Дефект, часто появляющийся у кане корсо (как и у многих других молоссов) – это лордоз (искривление позвоночника выпуклостью впереди) или наличие углубления, будто бы для седла. Это может быть обусловлено генетически, но встречается и у слишком толстых, малоподвижных собак. Избыточный вес тянет вниз позвоночный столб, затрудняя движение, заставляя собаку тратить намного больше энергии. Кроме этого, данный дефект значительно отражается в негативном ключе на эстетическом аспекте.

Поясница должна быть короткой и мощной: это ценится у всех существующих пород, так как она играет роль связующего звена между крупом (который получает нервные импульсы от задних конечностей) и туловищем (получающим импульсы от передних конечностей). Поясничный отдел часто сравнивают с мостом, по которому идет автострада, проезжает множество автомобилей (нервные импульсы, передаваемые во время движения): если мост короткий и широкий, то перевозки совершаются более быстро и безопасно, чем на узком и длинном мосту.

Итак, мы наконец подходим к крупу, который выполняет функцию по сбору импульсов и толчков от задней части тела и «передачи их вперед». Покатость крупа зависит от анатомической основы – костей таза и от мускулов, которые этот таз покрывают. Несмотря на то, что эта часть тела также ответственна за передачу сигналов, продуктивность работы крупа прямо пропорциональна его длине: если поясница должна быть короткой, то круп – длинным. Но также он должен быть широким, потому что мускулы хорошо развитые в длину, должны быть развиты и в ширину. На самом деле, молоссы должны развивать свою мощь, а не только скорость, как другие породы, у которых поперечный диаметр тела значительно меньше. В идеале, покатость крупа у кане корсо должна быть умеренной, в строгом соответствии с углом между бедром и большеберцовой костью (задние конечности). Прямой круп (редко) или слишком покатый (довольно часто) должны штрафоваться.

Хвост: Должен находиться на линии крупа, толстый у корня и тонкий на конце, может достигать уровня коленного сухожилия, или быть немного длиннее. В состоянии покоя – опущен, в действии – направлен по горизонтали или приподнят немного выше линии спины, никогда не должен загибаться в кольцо или торчать вертикально вверх. Купируется у четвертого позвонка.

Комментарий: Шимон Гольдман, в записях из Чиветелла-Альфедена, утверждает, что у большинства экземпляров ему встречался низко посаженный хвост. В действительности же, хвост не должен быть посажен ни слишком низко, ни слишком высоко (по стандарту – «достаточно» высоко, но не «очень» высоко). На самом деле, низко посаженный хвост зачастую означает то, что круп имеет слишком покатую форму, а посаженный слишком высоко, соответственно, свидетельствует о слишком прямом крупе. Если же мы хотим видеть «слегка покатый» круп, сразу же и хвост автоматически становится в позицию «на средней высоте», деваться некуда. Важно, чтобы участок присоединения хвоста к телу был плотным и толстым, а затем хвост становился более тонким (но не слишком резко), ближе к концу. Слишком узкое «присоединение» ведет к тому, что хвост задирается «свечой» вверх, что является неприятным, хоть и весьма распространенным дефектом.

Передние лапы: Вертикально ровные, если смотреть как спереди, так и сбоку. Высота передних конечностей до локтя – 50% от высоты в холке. Пропорциональные по отношению к размерам собаки, крепкие и сильные.

Плечо: Длинное, наклонное, сильное, с длинными, мощными, четко обозначенными мускулами, примыкает к грудной клетке, но свободно в движении. Его длина от высшей точки холки до плечевого выступа соответствует 30% высоты в холке, угол наклона плеча колеблется в районе 48-50 градусов. Выступы лопаток немного развернуты друг от друга по отношению к плоскости посередине тела.



Лапы (от предплечья до локтей): немного длиннее, чем плечо, сильные, отлично развиты кости и мускулы. Хорошо прикреплены к туловищу двумя верхними третями (измеряются от плеча до локтя), имеют длину 31-32% от высоты в холке, и отходят от горизонтальной линии на 58°-60°.

Направлены продольно, параллельно средней линии туловища. Угол между плечевой костью и костью лопатки составляет примерно 106-110 градусов.



Локти: Длинные, сильно выступающие. Плотно прилегают к ребрам, но не зажаты. Покрыты сухой шкурой, должны, как и плечевые кости, находиться строго параллельно туловищу. Кончик локтя (эпифиз кости) расположен на вертикали, спускающейся из задней точки лопатки к земле.

Предплечье: Расположено строго вертикально, в разрезе овальное; мускулистое, особенно в верхней трети, с сильным, но компактным скелетом. Его длина от кончика локтя до первого сустава, немного больше длины плеча и составляет 32-33% от высоты в холке. Бороздки на запястье и локте ярко выражены.

Запястье: Спереди спускается по вертикали от предплечья, сухое, широкое, подвижное, плотное. Сзади – сильно выступающая кость.

Пясть: По толщине значительно уступает предплечью. Очень мощная, сухая, эластичная, слегка изогнутая (угол к уровню земли – примерно 75 градусов). Длина, однако, должна превышать одну шестую от высоты переднего локтевого сустава. Спереди, линия предплечья перпендикулярна запястью.

Лапа: Округлой формы, пальцы дугообразные и подобранные («кошачья лапка»). Подошвы сухие и твердые. Ногти крепкие, изогнутые, пигментированные. Значительно пигментированы также подушечки лап и пальцев.



Задние лапы: Вертикально ровные, если смотреть как спереди, так и сбоку. Пропорциональны размерам собаки, сильные и мощные.

Бедро: Длинное и широкое, с выступающими мускулами и выдающимися ягодицами. Длина бедра превышает 33% высоты в холке, а ширина не должна быть меньше 25% от той же высоты. Ось бедренной кости расположена наклонно сверху вниз и сзади вперед. Имеет наклон в 70 градусов по горизонтали по отношению к тазовой оси, образует угол чуть более 90 градусов (тазобедренный угол).

Ноги: Длинные, сухие, с сильными костями и мускулатурой, отчетливо видны бороздки. Длина составляет 32% от высоты в холке. Наклон сверху вниз и сзади вперед составляет примерно 50 градусов по горизонтали.

Колено: Угол между бедром, надколенной чашечкой и большеберцовой костью – примерно 120 градусов. Направление параллельно средней линии тела.

Коленное сухожилие: Широкое, твердое, сухое, четкое. Выдающиеся кости хорошо видны. Ярко выраженные концы коленных сухожилий обозначают продолжение имеющихся на ноге бороздок. Расстояние между концом сухожилия и подошвой лапы (расстояние до земли) не должно превышать 26% от высоты в холке. Его направление по отношению к средней линии туловища – параллельно. Угол между большеберцовой костью и плюсной – приблизительно 140 градусов. Плюсна: Имеет значительную плотность, сухая и короткая. Цилиндрической формы, расположена перпендикулярно земле. Ее длина составляет примерно 15% от высоты в холке (предплюсна и ступни не учитываются). На внутренней стороне шпор быть не должно.

Лапа: Имеет форму немного более овальную, чем на передних конечностях. Фаланги не такие дугообразные.

Для кинологов-новичков: Что такое «вертикаль»? Если смотреть в профиль не переднюю лапу у хорошо сложенной собаки, можно провести два воображаемых отвеса, которые разделяют:

- лопаточно-плечевые суставы;

- локтевые суставы.

Первая из этих двух идеальных линий у кане корсо должна заканчиваться, упираясь в землю, слегка касаясь кончиков пальцев. Вторая линия должна «разрезать» пополам предплечье и запястье, выходя на уровне середины запястья (более-менее посередине от его длины) и входя в землю земного позади ступни. Если первая линия касается земли впереди лапы, то о собаке говорят «сама под собой впереди» (sotto di sè anteriorimente). Если же эта линия упирается в землю на уровне, скажем, середины ступни, то такую собаку называют «вне себя впереди» (fuori di sè anteriorimente). Вторая отвесная линия, на самом деле, служит для определения правильно положения запястья: если оно делится не ровно пополам, а линия уходит вперед, собаку называют «хромой» (arrembato). Если же линия отходит назад, говорят, что запястье «пустое» (cavo).

Если смотреть в анфас, то передние конечности разделяются пополам другой воображаемой отвесной линией, которая отходит из «острия» плеча и упирается в землю. С этой позиции можно рассмотреть различные девиации данного отвеса, такие как:

- конечности расположены более широко по отношению к вертикальным отвесам: собаку называют «открытой спереди» (aperto davanti);

- конечности расположены слишком близко друг к другу, по отношению к вертикальным отвесам: собаку называют «закрытой спереди» (chiuso davanti);

- предплечье изгибается наружу: конечности «в форме лиры» (a lira);

- конечности следуют по линии отвеса, но на уровне пясти выгибаются наружу: собаку называют «левшой» (mancino) – это частый дефект для кане корсо, к которому надлежит относиться очень внимательно;

- конечности следуют по линии отвеса до запястий, а затем выгибаются вовнутрь: собаку называют «собачонкой» (cagnolo).

Что касается задних конечностей, угол между бедром и большеберцовой костью соответствует «колену» собаки. Подколенное сухожилие соответствует предплюсне: его окончание соответствует «пятке».

И еще, касательно задних конечностей, здесь также могут быть различные дефекты относительно вертикали: хотя тут проводится только одна отвесная линия: из центра ягодицы она спускается вниз, едва касаясь внешнего края ступни. Если эта линия опускается в ступню или еще дальше назад, то собака - «сама под собой позади» (sotto di sè posteriormente): центр тяжести перемещается назад, на тазовые кости приходится слишком большой вес. Если окончание линии приходится впереди ступней, то собака считается «вне себя позади» (fuori di sè posteriormente): центр тяжести перемещается вперед, нагружая передние конечности. Если собака имеет также при этом характеристику «вне себя впереди», то позвоночный столб становится настолько нагружен, что может провисать, и становится вогнутым, как часто случается. В идеале задний отвес должен выходить из центра ягодицы и разделять заднюю конечность строго пополам. Возможные дефекты таковы:

- конечности расположены слишком широко по отношению к вертикальным отвесам: собаку называют «открытой сзади» (aperto dietro);

- конечности расположены слишком близко друг к другу (обычно в области колен) по отношению к вертикальным отвесам: собаку называют «закрытой позади» (chiuso dietro);

- колени сближаются, а ступни отдаляются друг от друга: этот дефект называется «коровьим» (vaccino);

- колени расположены далеко друг от друга, а ступни сближаются: собаку называют «собачонкой» (cagnolo).

Комментарий: Стандарт предлагает совершенно точное описание конечностей, так что никакие особые комментарии здесь не требуются: достаточно просто прочесть и сравнить данные с собакой, которую вы имеете перед собой.

Важное замечание: Пясть может быть немного изогнутой у молодых собак, это нормально, и с возрастом она должна «встать на место».

AICC в своем предложении по внесению изменений в стандарт, указывает следующее:

Передние конечности:

- угол расположения пясти, указанный в стандарте - 75°, предлагается изменить его на 72°-73°, что в большей степени соответствует действительности;

- ступни у кане корсо не круглые, а овальной формы.

Что касается ступней, то доктор Морсиани, в своем изложении стандарта говорит о том, что фаланги пальцев должны быть дугообразными и подобранными, тогда как «округлую лапу» имеют в действительности только немного породы (например, чау-чау), и молоссы в это число не попадают. Лично я считаю, что можно спокойно оставить указание об «округлости» ступней, просто воспринимать его не совсем буквально, ведь никто не будет подходить к лапам собаки с циркулем. Однако считается серьезным дефектом совершенно овальная лапа, которая сопровождается «раскрытыми» пальцами и изогнутой пястью, так что важно найти собак, имеющих совершенно овальные ступни, но с пальцами дугообразными и хорошо подобранными.

Задние конечности:

- угол между бедром и большеберцовой костью в стандарте составляет 120°: его неплохо бы сократить до 110°;

- угол между большеберцовой костью и плюсной установлен в 140°, хотя желательно сделать его равным 130°.

Причины такие изменений в следующем: предложенные углы больше соответствуют гармоничному сложению рысака, соответственно они больше приближены к реальности, которую мы наблюдаем у имеющихся экземпляров.

Походка: шаги длинные, удлиняются при переходе на рысь. Возможен галоп, но имеет склонность к рыси.

Для кинологов-новичков: «Длинные шаги» и «рысь» - это вовсе не абстрактные расплывчатые понятия, они вполне точны: в кинологии существуют следующие типы походки:

- шаг;

- рысь (быстрый шаг);

- галоп;

- иноходь (считается дефектом).

Для каждого типа походки характерны следующие подвиды шага:

- обычный (след задней лапы покрывает след передней лапы);

- укороченный (след задней лапы остается позади следа передней лапы);

- удлиненный (след задней лапы остается впереди следа передней).

Другие параметры соответствуют каждому типу походки в отдельности (например, медленный галоп, подъемный шаг и т.д.), но это уже тонкости, оставим их ученым, любителям в этом разбираться не обязательно.

Когда мы говорит «длинные шаги» и «удлиненная рысь», касательно кане корсо, то имеем в виду, что следы задних лап должны оставаться впереди следов передних лап. Чтобы понять, правильно ли двигается ваша собака, вы можете провести интересный эксперимент: намазать нижние части ступней собаки специальной нетоксичной краской, которую можно применять на коже (это может быть грим или что-то подобное): передние лапы одни цветом, а задние другим.

Затем, заставив собаку двигаться шагом и рысью на гладкой поверхности (отлично подойдет бетон), осмотрите отпечатки и получите самое полное представление о походке вашей собаки.

Комментарий: Судья на ринге будет оценивать только шаг и рысь, но не галоп (если только собака не «сорвется» во время того, когда будет проходить круги рысью, что иногда случается). Самые важные пункты оценки, относительно шага и рыси, с указанием самых распространенных дефектов и возникающих при походке проблем:

Обзор сбоку.

Устойчивость линии позвоночника: если происходят колебания линии – это может указывать на слишком короткий поясничный отдел, или слишком короткие задние конечности.
Правильное движение локтей: если они двигаются слишком активно, дело может быть в том, что они не слишком хорошо прикреплены, имеются проблемы со связками или же дефекты, которые можно увидеть при проведении вертикальных отвесов.
Ширина шага: слишком короткий шаг (след задней лапы не перекрывает след передней) говорит об излишней покатости крупа, который часто сопровождается слишком «плоской» ягодичной частью.
Правильный баланс между передней и задней частями: очень важен.
Шаг и удлиненная рысь не зависят от слишком большого угла наклона (как это происходит, например, у немецкой овчарки), зато зависят от силы толчка сзади и рывка спереди. Собака, у которой след задней лапы не перекрывает след передней (или хотя бы не совпадает с ним), может иметь иглы наклона недостаточно большие, но сбалансированные – это легкий дефект, но также возможно положение, при котором угол наклона задних конечностей недостаточный, а угол передних – правильные. Это является более тяжелым дефектом, потому что собака в этом случае «заваливается вперед», слишком сильно опираясь на пясти и, следовательно, прилагая излишние усилия. Движения не будут так эффективны, как хотелось бы, а собака будет тратить слишком много энергии.

Обзор анфас.

С возрастание скорости, когда собака бежит рысью, ее лапы начинают сближаться друг с другом, и в итоге приходят к так называемому «single tracking» (ее следы образуют не две, а одну линию). Такой способ передвижения имеет массу преимуществ, так как уменьшает все отклонения от маршрута. Лично мне никогда не приходилось наблюдать настоящий «single tracking» у кане корсо, только стремление к нему. Это зачастую вина слишком короткого ринга: собака просто не успевает разогнаться до конца. Некоторые из тех же самых собак, имея в своем распоряжении достаточно просторную площадь, показывали практически идеальный «single tracking». Действительное совпадение линий следов настолько редко, что мне приходилось видеть его только у некоторых сибирских хаски – собак с более узкой, чем у кане корсо, грудью, способных развивать немыслимые для молосса скорости.

Однако, даже в условиях ринга, если судья попросит быстро подвести собаку, он легко определит, есть ли у нее хотя бы тенденция к «single tracking». Собак, которые такой тенденции не имеют, бросает при беге из стороны в сторону, и это дефект, связанный с проблемами строения тела.

Интересная деталь: для того, чтобы показывать хорошие результаты в «single tracking» грудь собаки должна быть выступающей, а это стандарт породы приравнивает к дефектам. Только таким образом конечности собаки могут сходиться к центру, при более плоской груди такое невозможно.

Обзор сзади.

Легко оценить твердость бедра, дефекты вертикальных отвесов сзади, узкие или широкие сухожилия, эффективность толчка – это можно рассмотреть, глядя на то, как сокращаются и расслабляются мышцы крупа… на лапы можно почти не смотреть! Также сзади можно оценить тенденцию к «single tracking», но только если собака наберет достаточную скорость.

Иноходь.

Описание этого вида походки я привожу, потому что он встречается у кане корсо достаточно часто. Многие экземпляры переходят на иноходь (то есть выносят вперед одновременно заднюю и переднюю лапы с одной и той же стороны, вместо того, чтобы чередовать их по диагонали) в тот момент, когда переходят с шага на рысь. Но это всего лишь «переходная фаза», которая, по-моему, не должна наказываться судьями, потому что собака всего лишь пытается не наступить себе же на ноги, когда удлиняет шаг. Некоторые экземпляры, однако, продолжают идти иноходью даже после перехода на рысь. Иноходь – непродуктивный способ движения (хотя это естественная походка для верблюдов и жирафов), так как требует излишней затраты энергии у хорошо сложенной собаки. Если же линия позвоночника у собаки подвижна, и это провоцирует колебания тела из стороны в сторону, собака может переходить на иноходь, потому что для нее такой вид походки будет легче, чем нормальная рысь.

Более тяжелым считается случай, когда иноходь вызвана деформирующим спондилезом – неподвижность позвоночного столба затрудняет прохождение сигналов и импульсов от задней части тела вперед: когда такие собаки пытаются перейти на рысь, им это не удается. В данном случае мы имеем дело с больными экземплярами, которые должны наказываться судьями (и удаляться с соревнований).

Шкура: Шерсть частая с небольшим подкожным соединением. Практически полностью прилегает ко всем участкам кожи. На шее подгрудка не наблюдается, а на голове не должно быть складок. Пигментация слизистых – черная, пигментация подошвы и ногтей должна быть темной.

Комментарий: Нечего добавить, разве что следует вспомнить то, что уже говорилось ранее о подгрудке.

Шерсть. - Волосяной покров: Шерсть короткая, но не гладкая, лощеная, блестящая, плотно прилегающая, очень густая с незначительным подшерстком (зимой подшерсток становится гуще, но никогда не проступает сквозь саму шерсть). Средняя длина – 2-2,5 см. На холке, крупе, на задней части ляжек и хвосте достигает 3 см, не образуя при этом «бахромы». На морде шерсть короткая, гладкая и прилегающая, не превышает 1-15 см в длину.

Окрас: Черный, свинцово-серый, цвета шифера, светло-серый, светло-рыжий, коричнево-рыжий, темно-рыжий, тигровый (полосы на рыжем или сером фоне в различных сочетаниях). У экземпляров с рыжим или тигровым окрасом на морде может быть особая «маска» черного или серого цвета, но она не должна выходить за линию глаз. Допускается небольшое белое пятно на груди, на кончиках лап и над носом.

Комментарий: У кане корсо должен быть подшерсток. Точка. Так почему у некоторых экземпляров он начисто отсутствует? Обычная отговорка: «это просто время года такое, линька, но вот к январю…». Начнем с того, что собаке во время линьки вообще нечего делать на выставке или соревнованиях – во время линьки нельзя до конца оценить красоту животного и его технические характеристики. Девушка, которая днем ранее упала с лестницы, и теперь имеет синяк на пол-лица, никогда не пойдет участвовать в конкурсе «Мисс Италия». Понятно, что синяк потом сойдет, и девушка станет красивой, как и прежде… но в данный момент она совершенно не способна соперничать с другими красотками. И она останется дома.

Линька – это такой же эстетический недостаток, который должен побудить вас оставить собаку дома. То, что такие собаки повсеместно участвуют в соревнованиях – допущение, сделанное из-за слишком малого общего количества породистых собак.

Кане корсо с подшерстком – вот типичная корсо, а собаки в линьке могут прийти на ринг в качестве зрителей. Для корсо без подшерстка эта вечная «линька» (увы и ах!) не закончится никогда: нужно смириться и, наконец, признать ее дефективной, хотя бы, потому что отсутствие подшерстка заставляет подозревать в собаке родственника боксера (который, как известно, подшерстка не имеет).

Почему этой характеристике придается такое огромное значение? Ответ прост: это признак «деревенской собаки» - а значит фундаментальный признак корсо. Боксер и доберман, например, описываются как «защитники», но не «сторожевые» собаки (хотя по характеру они идеально подходят для этого последнего предназначения), именно потому, что они не имеют подшерстка и страдают от холода. Было бы весьма необдуманно оставлять собаку без подшерстка выполнять древнейшие задачи - пастуха, и особенно «дворового сторожа» - днем и ночью на улице.

Рост и вес. - Высота в холке: У кобелей от 64 до 68 см. У сук от 60 до 64 см. Возможное отклонение – 2 см в большую или меньшую сторону.

Вес: У кобелей 45-50 кг, соотношение вес/рост 0,710 (кг/см). У сук 40-45 кг, соотношение вес/рост 0,680 (кг/см).

Комментарий: Рост и вес экземпляров кане корсо в последние годы селекции, несомненно, возросли. В связи с этим AICC предлагает внести следующие изменения в стандарт:

Заменить представленный выше отрывок следующим:

Высота: У кобелей от 65 до 68 см. (Возможное отклонение +/- 2 см). У сук от 62 до 65 см. (Возможное отклонение +/- 1 см).

Вес: У кобелей: мин. 47 (44) кг, макс. 53 (56) кг (в скобках указаны максимально возможные отклонения); у сук мин. 40 (38) кг, макс. 46 (48) кг (в скобках указаны максимально возможные отклонения).

Соотношение вес/рост можно исключить из стандарта, из-за его незначительности.

Мое мнение всегда, и относительно каждой породы, одинаково: изменять стандарт, следуя тенденциям селекции – опасная игра. В нашем случае, действительно: сегодняшние кане корсо почти все выше и тяжелее стандартных параметров (если бы судьи каждый раз спускались на ринг с намерением обмерять собак, боюсь, это могло бы вылиться… в кровавые бойни на каждой выставке). Но стоит помнить о том, что кане корсо – «легкий» молосс. Мы не можем признавать собак, приближающихся по росту и весу к крупным молоссам, это свело бы на нет всю особенность породы.

Имея значительный опыт в кинологии, могу сказать, что такое «стремление к увеличению» параметров является обычным делом для многих пород, при этом оно является рискованным: вывести более крупную собаку очень просто, и результат будет безусловно впечатляющим… но мальтийская болонка весом в 10 кг, хоть и выглядит внушительно, мальтийской болонкой уже не будет! Так и кане корсо весом 80 кг (внимание! такие уже встречались!) - это не только не кане корсо, это вообще какая-то другая порода. Итак, по моему личному мнению, следует быть очень осторожными, внося в стандарт изменения по росту и весу собак. Разве что, можно порекомендовать судьям быть снисходительнее в случаях, когда небольшие отклонения не отменяют общую гармоничность сложения и пропорций собаки.

В общем, если собака весом в 60 кг хорошо сложена, подтянута, гармонична – это прекрасная корсо. Если же у собаки присутствует склонность к лимфатизму, «вялая» шерсть, и прочие не подходящие под стандарт характеристики, даже при весе 48 кг она никогда не будет считаться образцовой.

Экземпляры с весом более 60 кг (или больше), по моему мнению, не укладываются в типологию кане корсо.

Дефекты: Любое отклонение от указанных в данном описании характеристик является дефектом, за который судья должен оштрафовать, в соответствии с тем, насколько отклонение сильно и насколько широко оно распространено.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:43 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Дефекты: Любое отклонение от указанных в данном описании характеристик является дефектом, за который судья должен оштрафовать, в соответствии с тем, насколько отклонение сильно и насколько широко оно распространено.

Серьезные дефекты:

Голова: Очевидный параллелизм черепно-лицевых осей, слишком выраженное схождение данных осей, схождение боковых линий морды, прикус «ножницы», слишком сильный или уродующий прогнатизм.
Нос: Частичная депигментация.
Хвост: Свечой поднимающийся вверх или скрученный в кольцо.
Рост: Выше или ниже указанных пределов.
Походка: Продолжительная иноходь.

Дисквалифицирующие дефекты:

Голова: Расхождение черепно-лицевых осей, «недокус», вогнутый или бугристый носовой хрящ.
Нос: Полная депигментация.
Глаза: Частичная или полная депигментация век, «сорочий глаз», двустороннее косоглазие.
Гениталии: Крипторхизм (неопущение яичка в мошонку), монорхизм, явное недоразвитие одного или обоих яичек.
Хвост: Ануризм (отсутствие хвоста), брахуризм (короткий хвост), как врожденные, так и приобретенные.
Шерсть: Полу-длинная, слишком короткая, с «бахромой».
Окрас: Цвета, не предусмотренные стандартом. Слишком крупные белые пятна.


Примечание: Кобели должны иметь два яичка, нормального вида, полностью опустившиеся в мошонку.

Для того, чтобы было понятнее, я заменила стандартную характеристику «дефекты отбора» («difetti eliminatori») на «серьезные дефекты» («difetti gravi»). Дефекты отбора означают, что собака не обладает максимально подходящими характеристиками, но для новичков и не только, часто возникают вопросы по поводу того, как же все-таки разграничить серьезные и дисквалифицирующие дефекты. Собака с дисквалифицирующими недостатками должна покинуть ринг: такие дефекты означают, что собака вообще не признается как кане корсо. «Дефекты отбора» говорят нам о том, что рассматриваемая собака является кане корсо по всем признакам, но при этом обладает достаточно серьезными недостатками и не может получить высших наград на соревновании.

Очевидно, что разница очень велика, хоть поначалу можно запутаться, поэтому, во избежание недоразумений, я предпочитаю использовать термин «серьезные дефекты».



Прогнатизм: да или нет?

Среди предложений AICC по внесению изменений в стандарт Антонио Морсиани, самые жаркие споры разгорелись вокруг прикуса. Сегодняшний стандарт предусматривает легкий прогнатизм, в то время как прикус «клещи» - ровный прикус – является всего лишь «допустимым». Это означает, что собака с ортогнатией[1] всегда будет проигрывать собаке с прогнатией. Огромное большинство заводчиков, любителей и изучающих породу высказываются за внесение изменений в стандарт. Создан клуб CICO (Итальянский клуб корсо с ортогнатией), который определенный период времени был частью AICC, но потом вновь отделился – он имеет множество последователей среди людей, которые хотят внести изменения в стандарт. Сайт http://www.cane-corso.it опубликовал список желающих изменить стандарт породы в том, что касается прикуса. Приводим этот список с разрешения владельцев сайта:

Ученые, любители и заводчики, которые высказываются за то, чтобы признать стандартным для кане корсо ровный прикус («клещи»), с допустимым легким прогнатизмом:



Dottor Flavio Bruno

Dottor Paolo Breber

Dottor Paolo Fulignati

Dottor Simon Goldmann

Giovanni Cinque

Заводчики:

Corte dei corso di Giuseppe Parillo

II corso della vita di Massimo Maschio

Morgan

Roberto Tavola

Massimo Bini

Casa Bocci di Michele Bocci

Kortos di Fausto Micocci

Vignola dei Conti di A. Veronesi

Orsa Maggiore di D. Arciuolo

Casa Gonzales di P. Gonzales

Bergantinodi G. Bergantmo

Degli Olmi di Luigi Corini

Takar di Carlo Pecchioli

Del Montefeltro di P. Amadon

Nuova Daunia di V. Suzzi

Zeus di Renato Zuffo

Del Greppo di Paolo Morra

Della Porta Dipinta di Di Chicco

Parco Del Pò di C. Cremaschi

Casa Cesaro di F. Cesaro

Valleverde di G. Carlini

Tommaso Ruggeri

Normanni di Paolo Cuius

Culla del C. corso di U. Bisceglia

Del Sandalium di S. Fogu

Di Casa Corrao di M. Corrao

I Lancieri di M. Castrignano

Umberto Leone Pr. di Masserie

Abigor di Mario Manfredi

Val D’ Erro di Renzo Carosio

Abigeato di Paolo Paoletti

Della Guardiola di F. Favullo



Ученые, любители и заводчики, которые, напротив, высказываются за то, что прогнатизм – существенная характеристика для стандарта кане корсо:



Заводчики:

Antico Cerberus Battaglia Malavisi

Del Dirium di Vito Indiveri

Degli Elmi di P. Colosimo

После публикации данных, на том же сайте появляются отрывки из интервью некоторых ученых, посвященные такому прикусу собак как ортогнатия:

Доктор Паоло Бребер, исследователь, работающий под руководством CNR, один из первых кинологов, заинтересовавшихся восстановлением породы, говорит:

У кане корсо очень сильная хватка, челюсти и зубы максимально функциональны, что соответствует ортогнатическому прикусу.

Таким образом, предпочтительный прикус – это «ножницы», допустимы и «клещи», но в этом случае наблюдается быстрый износ резцов, допустим прикус в виде «опрокинутых ножниц», но он не получил распространения в процессе селекции.

Однако, серьезным дефектом является настоящий прогнатизм, то есть прикус, когда нижние зубы не прилегают к верхним, а когда рот собаки закрыт, между верхними и нижними резцами остается свободное пространство.

Выраженный прогнатизм у современных кане корсо, говорит о скрещиваниях с боксером.

Изредка встречающиеся «опрокинутые ножницы» у корсо напоминают о вмешательстве в родословную английского бульдога еще в 9 веке. Для настоящих кане корсо характерен ортогнатизм, и напротив, не характерно сужение носового хряща или череп в форме купола.

Доктор Флавио Бруно, исследователь и любитель породы, автор различных книг о кане корсо, заявляет:

У кане корсо может быть три вида прикуса: «ножницы», «клещи» и «опрокинутые ножницы».

Когда верхние резцы слишком удалены от нижних, это называют эногнатизмом – и это серьезный дефект; когда нижние резы выдаются вперед и отдаляются от верхних – это другой серьезный дефект, называемый прогнатизмом.

Во всех породах можно отметить различные вариации, более или менее серьезные дефекты, присутствующие у исследуемых собак.

Мне встречались экземпляры как с эногнатизмом, так и с прогнатизмом среди таких пород как сеттер, пойнтер, сенбернар, ротвейлер, немецкая и бельгийская овчарка, колли, пиренейская горная собака, канарская собака, американский бульдог, курцхаар, бордер колли и др.

Нельзя сказать, что какой-то из генов повлиял на какую-то отдельную характеристику: за это ответственны комбинации генов.

Гены управляют не только прямой наследственностью, но подчиняясь изменениям образа жизни, обеспечивают также и соответствующие изменения характеристик породы.

Однажды зафиксировавшись, ген передается потомкам, и если он соответствует той жизни, которую ведут собаки, то стабильно появляется в дальнейшем, в противном случае количество экземпляров-носителей гена постепенно уменьшается и постепенно сходит на нет.

Прогнатизм – характеристика, не имеющая практического назначения, поэтому если ее не поддерживать, то она также исчезнет.

Иногда, отдельные характеристики проявляются только у домашних животных, и за их появление ответственен исключительно человек. Это происходит, когда хозяева отдают предпочтение какому-то произвольному признаку, просто так, для собственного удовольствия. Таким образом, при селекции отдается предпочтение экземплярам именно с данной характеристикой, и она фиксируется на генетическом уровне у породы в целом.

Генетика – наука, знание законов которой позволяет с известной легкостью достигать желаемых результатов.

Прогнатизм – это дефект, и если мы должны определить его кинологическими терминами, это дефект относительный, а не абсолютный.

Абсолютными дефектами считаются те, которые характерны для всех пород и представляют реальную угрозу здоровью и функционированию собаки.

Ген, ответственный за прогнатизм, является доминантным. Дефект передается из поколения в поколение; его невозможно ни измерить, ни подсчитать.

У экземпляров, которые являются носителям гена прогнатизма, среди нескольких поколений потомков рождаются собаки, с все более выраженным прогнатизмом. Данная генетическая тенденция четко фиксируется и становится стабильной.

Итак, если мы не хотим, чтобы относительный дефект перешел в абсолютный, необходимо согласоваться с законами генетики, то есть использовать в селекции и приводить на выставки собак как с прикусов «клеши», так и «ножницы».

Хочешь - не хочешь, а соответствие стандарту не должно быть пустым звуком, хотя бы и в данном вопросе прикуса.

Было время, когда концепт породы состоял только в том, что вывести собаку максимально подходящую для работы. Если сегодня руководствоваться данным критерием, то осмотрев собак, можно прийти к выводу, что у кане корсо присутствуют все три типа прикусов, с преобладанием ортогнатии (прямого прикуса).

Что касается второй части вопроса, могу сказать, что пытаясь избежать прикуса «опрокинутых ножниц», иногда селекционеры доходят до смешного: избегая одних дефектов, приобретают недостатки куда более серьезные.

Происходит переоценка ценностей, которой вовсе не должно быть. Всегда следует держать в уме определенную этику заводчика, которая позволяет заботиться о благополучии животных.

Доктор Паоло Фулиньяти, ветеринар, любит и изучает кане корсо:

Я узнал о породе кане корсо примерно в середине 80-х годов, вместе со своим коллегой из университета, доктором Шимоном Гольдманом. Что касается спора о прикусе собак, могу сказать, что прикус с легким прогнатизмом является также правильным, потому что изначально у корсо присутствовали оба типа прикуса.

В кинологии, молосс – это брахицефал, со сходящимися черепными осями, обладающим прикусом в диапазоне от «клещей» до легкого прогнатизма.

Мне совершенно непонятно, почему совершенно правильный прикус, то есть, «клещи», является в стандарте сего лишь «допустимым», и почему пытаются принизить тот или иной прикус, когда дело доходит до распределения мест на соревнованиях.

Отдавать предпочтение прогнатизм в ущерб ровному прикусу – это только лишь политический выбор. В какой-то момент нужно было представить Международной Кинологической ассоциации собаку с характеристиками, отличными от всех существующих пород. Прогнатизм и сходящиеся оси черепа стали тему признаками, которые отличали кане корсо от неаполитанского мастифа.

Некоторые параметры, такие как цвет шерсти, опасным образом приближаются к параметрам, характерным для боксера, и рождение новой породы вряд ли было бы встречено благосклонно.

Заводчики хотели возродить кане корсо. но при этом не могли добиться получения свойственных ей в прошлом характеристик. Парадоксально, но в наши дни встретить исконную кане корсо еще сложнее, чем 20 лет назад.

Очевидно, что экземпляр, взятый за основу при составления стандарта породы Морсиани – Базир – был собакой с преувеличенным соотношением размеров черепа и морды. У большинства представителей породы не будет такого соотношения размеров.

Богатая иконография, имеющаяся в нашем распоряжении, свидетельствует о том, что изначально кане корсо не была такой «утрированной». Поиск собак с преувеличенно выраженными признаками породы приводит к тому, что прогнатизм кане корсо становится прогнатизмом боксера, а такого корсо никогда не имела. К некоторым характеристикам нужно относиться с особым вниманием, так как они являются типичными для кане корсо. Прежде всего, это общий вид собаки, строение тела, скелет, особая, кошачья походка. И только затем стоит смотреть на детали.

Аргументацию в пользу современного стандарта (и против прикуса «щипцами», соответственно) можно найти в журнале «Мои друзья» («Amici miei»), номер за август ’90. Тогда в ответ на интервью, взятое мной у Томмазо Руджери в апреле (Руджери был сторонником ортогнатии), профессор Казолино, любитель и кане корсо и ученый, дает следующее освещение фактам:

Руджери утверждает, что у кане корсо никогда не было прогнатизма, в то время как многие собаки обладали данной характеристикой, в большей или меньшей степени. Этот признак был вполне обычным, он проявлялся практически неизбежно.

Также, исходя из слов Руджери, можно понять, что прогнатизм – следствие скрещивания с боксерами. Однако, с высоты немалого опыта, я могу вспомнить еще из детства кане корсо. живших в провинции Потенца, между южной Кампанией, Молизе и Апулией (их называли по-итальянски «frumentini»). И хотя порода не была совершенно однородной, все собаки обладали прогнатизмом. Я это точно знаю, потому что в детстве мы так играли: засовывали ручки в пасть собаки и смотрели прикус. От взрослых мы узнавали, что такой тип прикуса лучше остальных, потому что именно по нему хорошие кинологи могли оценить собаку: сказать: «да, это кане корсо», или «нет, это не она».

И могу уверить синьора Руджери, что в те времена, в этой области боксеров не было вообще, но также не существовало вовсе чистокровных собак, выведенных селекционерами. Но были те вещи, сделать которые было просто непозволительно. Было абсолютно невозможно скрещивать одну породу с другой!



Личные выводы

Сама я не развожу кане корсо, поэтому то, что я говорю – это выводы, сделанные на основе наблюдений на ринге, и за собаками дома у друзей-заводчиков, от самого рождения.

В моем доме не рождались щенки, и я не могу представить вам пропорциональную статистики щенков с ортогнатией и прогнатией. Могу сказать лишь, что за последние 20 лет я перевидала немало кане корсо. Многие из них обладали прогнатизмом, у многих был ровный прикус. Как бы там ни было, а для селекционера нелегко поддерживать у щенков прогнатизм, предписанный стандартом.

С моей точки зрения, важен также тот факт, что собаки с ровным прикусом (ортогнатией) встречались и ранее, например, на собрании в Мантуе в 83 году – могу лично засвидетельствовать, что собак с ортогнатией не меньше, чем с прогнатией. Но в некоторых документах, напротив, пытаются представить обратную ситуацию – это неверно. На самом деле, если ориентироваться на данные судейства, процентное соотношение количества собак с двумя вариантами прикуса было приблизительно равным (но к числу собак с прогнатическим прикусом отнесли и тех, зубы которых смыкались по принципу «перевернутых ножниц»: об этом я ничего не могу сказать, так как мне довелось находиться только за границей ринга, и в рот собакам я не заглядывала, но этот вопрос упоминали многие).

Прошло много лет, но я вспоминаю об этом соотношении потому, что сейчас на кане корсо клевещут: говорят, что это «дворняги от помеси с боксером». Итак, у экземпляров с прогнатизмом, я попыталась найти какие-нибудь другие признаки того, что происходило скрещивание с боксером: надо признаться, в некоторых случаях я их находила – форма черепа, например… но это предмет для отдельного разговора. Дело в том, что даже первые экземпляры, по которым, собственно и составлялся стандарт породы, не являлись все обладателями прогнатизма. Даже когда профессор Казолино приводит свои воспоминания детства, мы видим сначала его утверждение: «И хотя порода не была совершенно однородной, все собаки обладали прогнатизмом», а затем то, как он начинает сам себе противоречить, рассказывая, как осматривал щенков корсо, разделяя их на «хороших и плохих» по прикусу. Это означает, что оба вида прикуса имеют право на существование и разделять их («этот правильный, а этот – нет) не следует…. но это все разно продолжает происходить! Профессор Казолино также утверждает, что почти все собаки с сильной хваткой обладают прогнатизмом, но это не так. Ужасающую хватку демонстрируют нам бультерьер или канарский дог, при этом имеют прикус как «ножницы», так и «клещи». Профессор Казолинго мог бы поспорить с этим. Однако приверженцы ортогнатии представляют данные, где преувеличение происходит в обратную сторону: лично я, скажем, не могу согласиться с тем фактом, что прикус «ножницами» является предпочтительнее (также отчасти потому, что он плохо согласуется с общим строением морды молосса). Доктор Бруно, например, рисует пугающую перспективу, которая грозит проявиться, если собак с выдающимся прогнатизмом будут поощрять селекционеры: сначала на ринге будет появляться нижняя челюсть, а только через полчаса сама собака. Законы наследственности ведут к тому, что гены, отвечающие за прогнатизм у собаки усиливаются, но стоит помнить и о многочисленных сдерживающих факторах: без них те же боксеры и бульдоги уже красовались бы с челюстями, выдающимися вперед на добрых 20 сантиметров!

По-моему, вести такие ожесточенные бои, чтобы отстоять свое видение стандарта породы не стоит, ведь всегда следует не ударяться в крайности, но придерживаться золотой середины.

Кане корсо – мезоморф, для которого «средняя величина» и «гармония» являются ключевыми понятиями... так почему бы не придерживаться этих понятий в решении вопроса о прикусе?

Если исходить из сегодняшних тенденций ожесточенных споров, то с течением времени, скорее всего, прогнатизм сойдет на нет, уступив место ровному прикусу. Что касается, меня. то я никак не могу понять, почему при составлении стандарта надо обязательно отдавать предпочтение одному из вариантов прикуса? Почему нельзя сделать оба равноправными, ведь такой подход был бы намного более логичным? Кроме того, мне кажется абсурдной вся эта ругань на пустом месте: они пытаются защитить «оригинальную» породу. Но – увы! – мы весьма слабо представляем себе этот самый «оригинал». Сегодня речь уже идет о том, как спасти собаку от коммерциализации, как поддержать ее в том виде, какой она имела в древности, не обращая внимания на множественные порождения скрещиваний разного рода, появившиеся из-за попыток нажиться. И, почему бы нам не посмотреть правде в глаза и не признать, что говорим сейчас о возрождении породы с нуля... или почти? Когда-нибудь на десять нечистокровных собак будет приходиться тысяча «достаточно чистокровных», но путь к этому обещает быть долгим, и достижение конечной цели потребует немалой энергии и преданности делу. Я нахожу шокирующе глупым то, что вся та страсть, которая могла бы быть употреблена на благо породе, распыляется впустую в праздных спорах. Для породы нужно сделать еще очень многое, и эти вещи гораздо важнее бесконечных обсуждений прикуса. Вспомните, пожалуйста, собака не вся состоит из зубов! Поэтому я считаю более чем логичным внести изменения в стандарт и уравнять в правах оба типа прикуса, которые всегда, очевидно, были свойственны кане корсо. И после этого можно начинать селекцию, которая будет направлена исключительно на выведение максимально чистопородных собак, однородных в своих морфологических и характерных чертах, свободных, наконец, от веяний моды, от бизнес-отношений и всех негативных проявлений человеческого фактора.






[1] Ортогнатия — (orthognathia; орто- + греч. gnathos челюсть) прикус, характеризующийся таким смыканием зубов, при котором верхние передние и боковые зубы перекрывают одноименные нижние.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:44 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 3 - Характер
Стандарт кане корсо, детальнейшим образом описанный в морфологии , пожалуй, весьма скудно представлен в описании характера, - смотрим:



Умный, энергичный и уравновешенный, не имеющий себе равных в охране и защите. Послушный и привязанный к хозяину. Любимец детей и семьи, становится при необходимости грозным и отважным защитником людей, дома и двора. Легко поддается дрессировке.



И здесь не следует упрекать в чем-то доктора Морсиани, - дело в том, что все стандарты мира рассматривают эту сторону - характер – по сути. Связано это с тем, что стандарт применяют прежде всего для оценки на ринге (в теории это нужно прежде всего при воспитании, но не всегда так бывает…): а на ринге практически невозможно оценить характер собаки, разве что если она распластается, зажав хвост между лапами, или пытается оторвать руку судьи. Короче, крайности в поведении видны, а ньюансы – нет.

С другой стороны, когда «обычный» человек покупает себе собаку, (имеется в виду человек, который с собакой не только проводит время на ринге, но и проводит повседневную жизнь, состоящую из кучи повседневных моментов), морфология для него – почти всегда последнее, что его интересует, а вот характер выходит на самое первое место. В этом – одно из противоречий официального собаководства, которое часто видит в собаках «выставочный объект», забывая при этом, что они прежде всего – «субъекты», а значит, члены всех событий семьи, в которой они живут.

Для некоторых собак (особенно охотничьих) существует рабочий стандарт, но и он нам говорит только о том, как собака, действительно, должна себя вести при исполнении своих вспомогательных обязанностей. А стандарт собаки для семьи и «собаки – хорошего гражданина» увы, так и не описан.



Общие характерные достоинства собаки



Мы привыкли говорить о «характере» в человеческом смысле, разделяя на «добрых и злых», «симпатичных и антипатичных», «ласковых и агрессивных» и так далее.

В собаководстве это не имеет никакого смысла, поскольку характер собаки очень отличен от характера человека. Вообще-то, на самом деле, смысл слова один и тот же: характер – это результирующая генетических составляющих и приобретенных факторов (определяемых средой, воспитанием, межличностными отношениями и так далее, которые имеют свойство определять и /или влиять на поведение субъекта.)

Однако, большая разница в том, что человеческий мозг в состоянии «понять» «структуру» собственного характера и действовать с целью изменить его. У собак это гораздо труднее.

Собака, несомненно, обладает способностью рассуждения и самоконтроля… но от самоанализа она еще очень далека ! Более того, собаке труднее понять причины какого-либо события, и она более человека находится под влиянием любого события, оставившего след в ее психике (положительный или отрицательный) особенно в молодом возрасте. Приведем простой пример: ребенок играет с lego возле камина. Выскакивает уголек, попадает ему на руку и вызывает небольшой ожог. Ребенок не вполне понял, что произошло, только почувствовал неожиданную боль, расплакался, прибежала мама, оказала ему помощь и объяснила, что произошло. С этого дня ребенок играет подальше от камина, но играет со своим lego без проблем.

Теперь представим себе щенка, грызущего косточку возле того же очага. Выскакивает та же искра, обжигает его, он отчаянно визжит, ему оказывают помощь, но никто не может ему объяснить, что же произошло. С этого дня, очень вероятно, что щенок откажется грызть другие кости, приближаться к какому-либо очагу, а может, и входить в эту комнату. Потому, что все это для него – симптом «опасности». Если щенок переживает период импринтинга (запечатления), совпадающего с периодом «запечатления страха» (примерно от 30 до 60 дн.), возможно, что его «перевоспитание» потребует очень много времени (иногда может оказаться невозможным, особенно если травма была серьезной). Если щенок повзрослее, он может преодолеть препятствие через позитивный опыт, например, играя в этой комнате с хозяином, или погрызывая косточку в другой точке дома, где с ним ничего плохого не случится. А вообще этот процесс требует длительного периода перемены условий, что не требуется для ребенка: достаточно слов взрослого, объясняющих, что произошло и что нужно отличать настоящую опасность от безобидных событий.

А теперь перейдем к рассмотрению достоинств характера собаки, имея в виду, что, как мы уже видели, у собаки эти характеристики будут под влиянием прежде всего генетики и внешних воздействий, и очень мало зависеть от «абстрактных рассуждений» ( на которые собака, кстати, способна только в очень ограниченной форме). Я здесь понемногу буду приводить следующий параграф моей книги Дрессировка собаки защиты и утилитарность (издательство Олимпия, 2001), поскольку зачем прибегать к оборотам речи, чтобы повторять те же вещи, которые я уже описала,,, и которые, кстати, не могут быть высказаны другими словами. Так что, для простоты изложения, буду «самоцитировать».



Темперамент (или Реактивность)



Этим термином обозначается скорость реакции собаки на внешние стимулы, позитивные или негативные. Собака с сильным темпераментом реагирует с готовностью и на появление хозяина, и на агрессию злонамеренного индивидуума. Для оценки темперамента не важен способ, которым собака реагирует, а только скорость: чем она выше, тем выше темперамент и наоборот.

Рабочая собака любой породы должна иметь живой (резкий) характер.



Закалка



Является мерой способности переносить внешние стимулы, неприятные или болезненные.

Если наступить на лапу собаки со слабой (мягкой) закалкой, она отреагирует плачем, остановится и/или захромает на длительное время, а если она с очень слабой закалкой, то может просто - напросто отказаться от продолжения занятий.

А собака с твердой закалкой даже не обратит внимания на то, что ей наступили на лапу, собака же со средней закалкой может кратко взвизгнуть, а затем продолжит движение весело и уверенно.

Служебная собака должна иметь скорее твердую закалку, но не очень, т.к. может, например, наплевательски отреагировать на опасность, которую представляет человек, вооруженный палкой, а то и на оклики проводника.

С другой стороны, собака с чрезмерно слабой закалкой бесполезна, т.к. достаточно пинка, чтобы она с визгом удрала, отказавшись от любой попытки защитить хозяина.

Закалка собаки растет с возрастом, и многие собаки буквально портятся только из-за того, что мы слишком торопимся подготовить их к рабочим испытаниям.

Достаточно ошибки инструктора (который либо неожиданно ударит собаку в чувствительную точку, либо нанесет слишком сильный удар прутиком), чтобы отбить у щенка способность к защите, в то время, как эта ошибка, допущенная несколькими месяцами позже, не имела бы никаких последствий.



Агрессивность



Это – способность собаки реагировать на действия других живых существ.

Агрессивность – это природное качество, которого у собаки достаточно (как и у человека), Но внимание! – его не следует оценивать в «моральном» смысле.

Собака с очень высокой агрессивностью - не обязательно «злая» собака, а собака со слабой агрессивностью – «добрая». На самом деле, если бы существовала собака, полностью лишенная агрессивности, то она имела бы серьезные психические проблемы.

Агрессивность _ это импульс, регулирующий все социальные отношения (даже влюбленность – агрессивное проявление !). Мы можем определить ее как способность «дать себе отчет, что существуют другие» и, таким образом, реагировать на то, что они делают,

Настоящая противоположность «агрессивности» - не «доброта», а «полное безразличие к другим» , вот почему мы утверждаем, что агрессивность – это достоинство характера.

Нас более всего интересует в плане служебном агрессивность, порождаемая угрожающим стимулом, она может вылиться в импульс борьбы, если собака воинственная (см. выше), в то время, как собака, слабо воинственная, даже если и агрессивная, выберет бегство. Во всех случаях собака, как человек, вполне в состоянии контролировать собственную агрессивность и решить, когда и как ее выразить И еще важная вещь: дрессировка на защиту НЕ зиждется на стимуле агрессивности, а на стимуле хищничества.



Боевитость



Это – способность превращать агрессивный импульс в борьбу, или же способность приступить к действию.

Служебная собака обязательно должна иметь правильную дозу боевитости. Боевитость порой принимают за «смелость», хотя на самом деле настоящая смелость – сочетание многих достоинств (крепкие нервы, уверенность в себе, боевитость).



Покорность



Это – способность собаки спонтанно принять человека как своего иерархически вышестоящего.

Иными словами – то, что заставляет собаку любить своего хозяина и желать подчиняться ему, учиться у него, рассчитывать на него.

Служебная собака может иметь «выраженную» покорность или «правильную», как выражаются собаководы, что не означает «чрезмерную».

Слишком покорная собака совершенно не способна принимать решение, если на то не поступил приказ, и, если хозяин, например, выведен из строя злодеем, то она ждет приказа, который уже может не поступить, и она – совершенно бесполезна.



Бдительность



Это – способность своевременно зафиксировать приближение внешней угрозы, предупредив об этом хозяина.

Бдительность проявляется всегда более выраженно внутри территории, на которой живет собака, гораздо менее выраженно _ снаружи. Однако, дрессировка может пробудить бдительность и на нейтральной территории. Для служебной собаки бдительность – необходимое качество: чем она выше, тем лучше для любой породы.

Любознательность



Это – интерес ко внешнему миру, является также очень важным качеством: без любознательности собака апатична и неспособна к обучению. Любознательность может быть простимулирована или полностью погашена внешними факторами, в частности – поведением хозяина.



Общительность



Это – способность просто и естественно общаться с хозяином. Ее не следует путать с социализацией – периодом, когда внутри стаи (или семьи) собака учится отличать друзей от врагов, членов стаи от чужих и т.д.

Все собаки, особенно служебные, должны иметь высшую общительность, но это – качество, прививаемое человеком, а не природное, поскольку в природе собака не обязана иметь отношений с человеком. Общительность собаки в широкой степени зависит от правильности импринтинга и социализации (см. выше).



Чувство обладания



Это – способность собаки считать себя «собственником» чего-либо или кого-либо.

Собака не защитила бы ни хозяина, ни его дом, если бы не думала, что они ей принадлежат. Итак, служебная собака должна быть предпочтительно поссессивной. Если это чувство обладания чрезмерно, возникает множество серьезных проблем: собака с навязчивым упорством защищает свою и, как она считает, другую «свою» собственность, а если среди ее собственности появляется, например, ее хозяин, собака может решить, что никто не смеет приближаться к нему, и не делается уже различий между «друзьями» и «недругами».

Существует огромная разница между «любовью» к хозяину и «поссессивностью», которые часто ошибочно путают. Чтобы понять это, достаточно взглянуть на отношения двух влюбленных людей.

Мужчина, который не позволяет жене выходить из дома, встречаться с другими людьми, подругами, - не влюбленный: он – поссессивный. Отговорка типа «я тебя люблю и ты должна быть только моей» - останется отговоркой, потому, что «любить» не означает мешать свободе другого. Все наоборот.

В отношения собака/человек вмешивается и другой фактор, состоящий из иерархических отношений: действительно, собака, будучи общительным животным, должна быть подвластна хозяину, чтобы подчиняться его приказам. Мы не говорим о «рабстве», это ясно, но об иерархической лестнице, совершенно естественной для собаки, которая и в природе подчиняется вожаку стаи и рада этому. У собаки ,чрезмерно поссессивной иерархические отношения меняются на 180 градусов: собака, чувствующая себя «владельцем» хозяина, доминирует и не пребывает в его подчинении.. Это мешает любым правильным отношениям в процессе работы, ведь получается, что генерал подчиняется приказам рядового.

Воспитание и дрессировка – решающие инструменты для правильной ориентации поссессивности собаки.



Инстинкт хищника



Является естественным импульсом, побуждающим собаку преследовать, схватить и убить жертву для обеспечения выживания. Иногда задаются вопросом: какое отношение это имеет в дрессировке на защиту ? Не только имеет отношение, но и является одной из основ работы. Поэтому остановимся на этом более подробно.

Для включения хищного импульса требуется стимул, который в природе представляется различными животными, быстро передвигающимися (бегство): все, что убегает, инстинктивно идентифицируется как добыча и включает что-то вроде «внутренней необходимости» для собаки настигнуть и зажать в зубах. Поэтому было бы более правильно определить хищный импульс как хищный «толчок». Этот толчок весьма сильный, даже если домашняя собака уже тысячелетиями не вынуждена охотиться для выживания: корм уже в миске и за ним не нужно бегать по полям . То, что «готовый корм» нисколько не повлиял на инстинкт хищника, легко объясним: хищный толчок – необходимый фактор для выживания, и его невозможно вычеркнуть из генетического наследия животного.

Селекция, проводимая человеком,, воспитание и дрессура могут подчеркнуть или сгладить эту черту характера, но никогда не удалят ее совсем: это – часть собачей сути, баста, точка.

И вот, домашняя собака более не вынуждена охотиться на что-либо, и что происходит ? А то, что собака с высоким импульсом, но лишенная возможности использовать его на практике, прибегает к «механизмам сброса напряжения», чтобы примириться со своим охотничьим сознанием, вот и носится за мячом или преследует велосипед, автомобиль – все, что быстро движется в поле ее зрения.

Сила хищного толчка используется при дрессировке на защиту: поскольку рискованно опираться на агрессивность, как это делалось десятилетия назад, сейчас стимулируют именно хищный инстинкт, предлагая щенку потрепать тряпку, которая позже становится колбаской, а потом – рукав инструктора. Очень важен и другой фактор: в природе щенки учатся охоте во время игры. В начале сама мать играет роль добычи , изображая убегание, что стимулирует у щенка импульс на преследование и схватывание. А потом уже братишки играют меж собой в «полицейских и воров» (или лучше – в охотника и добычу): один убегает, другой – догоняет и схватывает. Через некоторое время щенки выбираются из логова и охотятся на все, что движется: лягушки, насекомые…, а если живут с людьми – то и мяч, тряпки, бумажные пакеты.

Если вы помотаете перед щенком тряпочку, то заметите, что тот вначале ее «изучает» (не опасно ли это ?). Затем, когда он убедится в ее безобидности, у него срабатывает ассоциативная мысль «то, что быстро движется = добыча», и щенок старается ее схватить. Если вы отдадите ему тряпку сразу же, интерес к ней угаснет очень быстро, напротив, если продолжите движение тряпкой вперед-назад, покажете ее и спрячете, т.е. охота становится сложнее, то увидите, что интерес растет до лихорадочного. Если щенку не удается достичь «добычу», то разочарование доведет его до механизмов разрядки: лает, а то и грызет ножку стола (в этологии это называется действием замещения). Но если дадите ему схватить тряпку после нескольких минут «охоты», то увидите, как щенок «убьет» ее резко встряхивая, потом утащит в свой угол и растянется на подстилке с «добычей» между лапами. Именно так поступит в природе волчонок, преследующий добычу: настигает, убивает, тащит в логово и, наконец, удовлетворенный, поедает.

Итак, игра – первый механизм, через который собака учится охоте в природе. А на площадке упражнения по дрессировке на защиту также должны быть игрой. В природе, однако, в определенный момент игра прекращается и все становится серьезно: это теперь не «охота» на братишек или бабочек, а на животных, которых придется убить, чтобы съесть.

На дрессировочной площадке такого перехода не бывает: есть постепенный переход от одной игры к другой, или от тряпки к рукаву, при этом испытания на охоту усложняются, выявляя различные достоинства характера (например, закалка, когда собаку трогают палкой). Но остается фактом, что рукав не съешь, а тем более инструктора. Таким образом, упражнения на защиту остаются в собачьем сознании всегда и только «игрой». А поскольку это – игра, ведущаяся по определенным правилам и постоянным контролем хозяина, глупо думать, что идет «опасная» игра, и что собака, дрессированная на защиту – потенциальный киллер. Скорее наоборот: опасной может быть собака без дрессировки и без контроля.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:45 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 4 - Достоинства характера cane corso
Теперь, выяснив, о чем мы, собственно, говорим, посмотрим, насколько должны быть развиты особые достоинства характера нашей породы.

К сожалению, должна сказать, что пока еще нет точных исследований по «карте характера» (так ее называют в собаководстве) кане корсо, поскольку эти карты могут быть составлены почти исключительно для служебных собак, а пока только малое число корсо приблизилось к системе испытаний на полезность. Очевидно, что невозможно найти различные пути для составления карты, но можно что-то сделать, чтобы хотя бы приблизиться к этому, наблюдая за собаками в повседневной жизни и выслушивая свидетельства их хозяев.

Из таких исследований можно заключить, что в кане корсо наиболее выраженные качества – это боевитость, покорность и общительность, которые в совокупности создают то, что называется «уравновешенная собаку» или «собака с превосходным нервным равновесием». Это равновесие, как утверждают различные поклонники и заводчики, осталось неизменным несмотря на различные неприятности последних лет. Значит, серьезная селекция и настоящая исследовательская работа над достоинствами характера может привести к выведению действительно превосходной собаки.

Самой простой формой (и единственно возможной) характерной селекции является прохождение через институты испытаний, таких, как CAL

(сертификат пригодности к работе) и через самые комплексные и значительные патенты. Но об этом поговорим в главе, посвященной дрессировке.

A сейчас хотела бы напомнить, каковы характерные достоинства «типичной» корсиканской собаки, то есть, то, что должно присутствовать во всех субъектах этой породы:

- Темперамент: средне-высокий, почти резвый;

- Закалка: довольно твердая;

- Покорность: умеренная;

- Общительность: высочайшая;

- Агрессивность: высокая;

- Боевитость: высочайшая;

- Бдительность: хорошая;

-Любознательность: высокая;

- Поссессивность: высокая.



Однако, характерные достоинства собаки, как мы уже говорили, могут быть сильно подвержены влиянию окружающей среды, следовательно, человека.



Как лучшим образом развить характерные достоинства Кане корсо



Темперамент и закалка



У них сильная генетическая составляющая, на которую мы можем воздействовать только через осторожную селекцию производителей.: и, если невозможно «создать» искусственно эти достоинства, то вполне возможно «угасить» их неправильными действиями.. Собака с сильным темпераментом «угаснет», если проживает в монотонной, повторяющейся среде, лишенной стимулов: поэтому важно перемещать щенка в разные места, чтобы он встречал различных животных и людей, подвергать его интересным стимулам, способным поддерживать его любознательность.

Двухмесячного щенка можно (даже следует) приносить на дрессировочную площадку для воспитания общительности и позитивного «стимула». И если его просто таскают здесь везде, ничего не делая, его темперамент будет находиться под воздействием все новых стимулов, и он будет в определенной мере находиться в атмосфере тренировки..

Что касается закалки, то она растет с возрастом: не стоит ожидать, что щенок – очень «крутой». Если нечаянно наступить ему на лапу, щенок почти всегда отчаянно завизжит. Здесь важно не бросаться к нему с утешениями, ласками, чем только усиливаем его убежденность, что с ним произошло что-то неисправимое. Таким образом только полностью разрушается закалка собаки, потому, что она поймет, что, становясь жертвой, она получит все внимание хозяина. Будьте уверены, она этому научится со сверхзвуковой скоростью. Лучшей системой для усиления закалки (или хотя бы поддержания ее на уровне генетического значения) является игра, даже жесткая, со щенком. «Жесткая» конечно, не означает, что мы должны доставлять ему боль, но все же мы не должны относиться к нему, как к фаянсовой статуэтке. В игре можно дать ему пинка покрепче, или придавить неожиданно лапу. При этом мы должны его весело подбадривать, создавая у него впечатление, что «ничего не произошло» и что игра может продолжаться еще забавнее прежнего.

Такой же подход можем применять к щенку, с которым можно быть несколько жестче даже при ласкании: вместо мягких поглаживаний можем приучить его к дружеским хлопкам по плечам и спине. Довольно сильные хлопки, даже дружеские и с любовью, приучают собаку к чувству «быть ударенной» по частям тела, по которым позже (у служебной собаки) будут наноситься касания палкой при нападении.. Здесь должна напомнить, что инструктор не причиняет собаке сильной боли, ударяя ее палкой (которая, кстати, набивная, в отличие от гибкого прутка , который использовался несколько лет назад), и явно более больно, когда наступают на лапу или хвост. Следовательно, собаки, которые бросают добычу, когда их трогают палкой, - это не бедные несчастные, которые не выносят «пыток» дрессуры, а собаки со слабой закалкой, в некоторых случаях, «размягченной» поведением хозяина.



Агрессивность



Ее очень просто стимулировать и увеличивать. Но следует быть очень внимательным к тому, что делаем. Как мы уже видели, это – достоинство, присущее всем собакам (поскольку относятся к качествам, необходимым для выживания). Она активируется каждый раз, когда собака вступает в контакт с другим живым существом, но может контролироваться и угасать перед лицом безобидно-дружеского стимула, а то и «вспыхнуть» (и трансформироваться в импульс к борьбе), если стимул оказывается угрожающе-болезненным.

Для дрессировщика очень просто понизить порог защиты: достаточно сделать так, чтобы стимул Х (может быть представлен другой собакой или инструктором) был постоянно неприятным, и агрессивность активируется в форме самозащиты.

Самозащита, в свою очередь, может вылиться в боевитость или бегство: если бегство делается невозможным, вот вам готовенькая собака «сделанная по заказу», ведущая себя агрессивно-боевито, как только появляется стимул Х. В этот момент достаточно одобрения хозяина, и – готово! Это происходит быстро и… плохо, как учат нас старые мудрые поговорки. На самом деле, это – не лучший метод обучения собаки самозащите, тем более, если есть намерение получить спортивную собаку. Собака, реагирующая «механически» (только потому, что знает, что, кусая, избежит боли), мозги не включает: не рассуждает о том, что может или не может произойти, а просто действует - и все, самым тупым и неконтролируемым образом..

Такой способ выработки условного рефлекса применяется для натаскивания бойцовых собак, и мы все согласны в том, что их хозяева заслуживают тюрьмы (возможно, пожизненно, спасибо). Но не намного более приемлемо, на мой взгляд, производство собаки с помощью электрического ошейника, «активируемого» инструктором (будь то для атаки, будь то для того, чтобы заставить выпустить добычу). Известно, что дрессировщики (за исключением редких случаев, в свою очередь заслуживающих тюрьмы), используют «теле» очень рассудительно, что электрический разряд доставляет собаке боль не сильнее наступания на лапу, но все равно мы имеем дело с выработкой реакций, не вытекающих из рассудительности собаки, а из естественной реакции самозащиты. Конечно, такая работа протекает быстрее, но по-моему, не хватает того, что лежит в основе дрессировки: уважения к собаке.





Боевитость, инстинкт хищника, поссессивность



Эти характеристики могут быть усилены и улучшены дрессировкой. В данном конкретном случае увеличение хищного инстинкта и особенно поссессивности автоматически ведет к улучшению боевитости. Мотание тряпки, а затем рукава перед мордой малого и взрослого щенка усиливает, или правильнее – «направляет» к этому типу предмета его хищный импульс. Игра в «оттянуть-отпустить», когда щенок схватил тряпку зубами и обязательно дать ему одержать верх стимулирует его поссессивность. Щенок убеждается, что «добыча», полученная в результате преследования и схватывания становится его собственностью и будет расположен к борьбе за обладание ею. Его боевитость увеличится по мере того, как завоевание «добычи» становится все труднее. При этом, если она достается слишком трудно, он в этом случае может решить, что игра не стоит свеч ( и здесь необходимы правильные действия инструктора, особенно при «дозировке» трудности). Одобрение хозяина, когда щенку удается получить «добычу», становится потом толчком к тому, чтобы получить ее «любой ценой».



Бдительность



В большой мере она генетическая, но может быть улучшена путем предъявления щенку все новых стимулов и подачи ему точных приказов для поддержания высокой бдительности («внимание!», «кто там ?») , при этом не забывать поощрять щенка, когда он предупреждает о приближении кого-либо.

И напротив, щенка не следует поощрять, если его внимание – агрессивного типа (оскал, рычание), т.к. в этом случае мы рискуем активировать именно агрессивность.

Стимулы в некоторых случаях могут быть смутно настораживающими (ночной шум, возбужденные голоса). Но щенок не должен чувствовать себя на самом деле в опасности, тем более, подвергнут нападению или побит.

Важно уметь дозировать ситуации, чтобы не воспитать нервную собаку, которая слишком постоянно на взводе: это может привести к негативному стрессу вместо того, чтобы постоянная, но надежная бдительность сопровождалась крепостью нервов.

Кане корсо – собака с хорошей бдительностью, но не чрезмерно реактивная. Это значит, что она сразу соображает, если что-то происходит на ее территории, но, прежде, чем отреагировать (хотя бы и только лаем), предпочитает сначала разобраться в ситуации. Это – признак хорошей уравновешенности, которая ни в коем случае не должна быть разрушена. Но очень важно, чтобы очень быстро происходил цикл «принятие решения-реакция» (одним словом – рефлекс собаки), но это уже другое достоинство, на которое можно воздействовать в малой мере, потому, что оно почти исключительно передается вместе с генами собаки.

У кане корсо никогда не будет такого же времени реакции, как у добермана или овчарки, но от него мы можем ожидать более внимательной бдительности даже на мелкие частности, более высокой боевитости в момент опасности и более твердой закалки, что очень затруднит попытку возможного злодея освободиться от собаки например, посредством пинка.



Послушность (покорность) и общительность



Эти качества, в отличие от почти всех остальных характерных достоинств, зависят почти исключительно от отношения человека к щенку, начиная с трехнедельного возраста.

Действительно, как мы уже видели, общительность – это способность собаки взаимодействовать естественным образом с человеком, а покорность – это способность признать его иерархически высшим. Конечно, в природе у собаки нет никаких причин для такого поведения: человек не принадлежит к его породе, и у щенка нет причин для иерархического построения взаимодействия с ним – так же, как не стоит вопроса быть доминирующим или подвластным по отношению к кошке или красной рыбке.

Так что, эти достоинства прививаются путем самого настоящего мошенничества со стороны человека, щенку впаривают мнение, что мы все принадлежим к одной породе. Чтобы создать собаку общительную, используют так называемый «импринтинг», в то время, как покорность – следствия социализации и дрессировки. Но поговорим обо всем этом в главе, посвященной щенку.



Свидетельства владельцев



Эти приводимые ниже свидетельства взяты с сайта http://www.cane-corso.it и мы его благодарим за согласие на цитирование. Речь идет о двух самых обычных частных лицах, один из которых даже начал посещать рабочую площадку, в то время, как второй имеет корсо исключительно «семейного».

Первый пес, к сожалению, умер в молодом возрасте.

Эти два свидетельства «обычных людей», которые я считаю крайне показательными, - о том, каково живется с корсо, и они смогут, я думаю, «просветить» будущих владельцев лучше технических терминов.



Мой кане корсо (родился 18.02.99 и умер 08.02.2001) с темным тигриным окрасом имел очень уравновешенный характер.

По отношению к знакомым людям был очень добрым…вплоть до назойливости: когда хотел поиграть, давал об этом знать.

О его поведении вспоминаю с большой ностальгией: привлечь внимание лапой, толкание мордой (если ешь, нередко выбивал вилку из рук !), его томное поскуливание, когда, видя нас сидящими у телевизора, чтобы привлечь внимание, взбирался лапами на столик в салоне, будто говоря: «хватить телевизора, есть еще я!» и, наконец, его отношения с метисом и кошками, жившими в доме, которых доставал всеми способами.

Посторонних людей изучал, прежде, чем признать: после периода оценки их принимал, хотя не полностью (чтобы узнать друг друга, нужно время!).

При входе в дом новых людей издавал еле слышимое ворчание которое означало только :»ты кто? Чего тебе надо?»

Ворчал, но оставался спокойным, никогда не проявляя намерения перейти эту черту.

Напротив, когда находился в саду и видел посторонних, мелькавших поблизости ограды, стоило видеть, как из дремотного состояния «пробуждался» и бежал проверять, что там и как.

Наблюдая его, думаю, что в случае «реального» вторжения, он бы не бросился со свирепостью, Что его целью было бы задержать и активно лаять, а нападать - только если потом будет на это спровоцирован.

Когда я водил его в ночной парк, часто замечал, что его нервируют одинокие прохожие, идущие мне навстречу и сдвигающиеся только в последний момент, а также появляющиеся неожиданно.. Его нервозность при этом не была чрезмерной, и это была собака, лаявшая очень мало.

По отношению к себе подобным, что меня поражало, не был доминирующим: в больших друзьях у него был боксер, посещавший парк, они носились как с цепи сорвались и играли в перетягивание каната. Он становился агрессивным только когда собака, с которой сталкивался, нападала на него с намерением укусить. В таких ситуациях (случилось с овчаркой) умел себя защитить, и, учитывая свою массу, старался прижать противника к земле, не поранив.

С 3-х и до 12 месяцев пугался даже банальных вещей (собак, лающих за забором, толпа людей в магазине и т.д.)но постепенно становился более уверенным, и думаю, что от 23 месяцев и далее он еще больше изменился бы.

К моему неудовольствию, не очень любил купаться (напр. в озере, море), его рахдражал барабанящий дождь; видимо, слишком любил мою кровать и салон в доме.

Я начал заниматься дрессировкой, когда Гризо было 8 месяцев с половиной. Начал активно готовить его играми, не менее 2 раз, рано утром и, конечно, включая праздники !

В возрасте 13 месяцев я попал в школу, а 11 марта 2001 должен был получить первый патент (как жаль).

На полосе и на послушании у него очень хорошо получалось (так говорил и дрессировщик): при атаке не хватало немного боевитости (очень сильно кусал рукав, оставался на месте нападения, трепал ее мало, а вот «отпустить!» выучил сразу.

Характерными для него, об этом говорили мои коллеги-проводники на различных площадках, были наши отношения единомышленников, он это хорошо чувствовал.

Всегда искал моего взгляда, одобрения. С ним не нужны были жесткие методы, достаточно было изменить тембр голоса, чтобы он понял, что допускает ошибку.

В те редкие моменты, когда он меня сердил, я повышал голос, и он садился вплотную перед моими ногами, уставившись на меня этой своей мордахой, и, казалось, он хотел сказать: «да, я ошибся, но успокойся, давай не будем…».

Что мне нравилось в его характере – то, что, несмотря на свою послушность, он вызывал у меня странное чувство: будто он рассуждает, прежде, чем приступить к исполнению команды.

Почти казалось, что приказ должен пройти его рассудительную оценку прежде, чем получить согласие.

Эту поведенческую черту кто-либо посторонний не мог понять (не замечал, чтобы сокращали время на выполнение приказа), и которую я сам понял только после месяцев работы и в каком-то смысле использовал.

Я это любил в кане корсо, эти маленькие черты характера, которые делают его уникальным ( в прошлом у меня были и овчарки) в отношениях с хозяином.

Его уникальность приобретает аспекты, которые могут и не быть понятыми, даже при всей доброй воле, когда хозяин не сопровождает его в повседневной жизни (я не имею в виду атлетические соревнования, которые в любом случае всем советую).

В отличие, например, от овчарки, собаки, которую я любил, кане корсо не прощает некоторых ошибок, и если к нему относятся небрежно ( в игре или в повседневной жизни), то становится апатичным, равнодушным, очень независимым. В худшем случае может стать неуправляемым.

Не принимает хозяина «с односторонним движением», который требует, ничего не давая взамен.

Конечно, кто-то, читая это мое письмо, подумает: «как и все собаки» но я так не думаю. Во всяком случае, не как мой метис или старые овчарки.

Эти собаки, когда ими пренебрегали, меня легко прощали. А корсо на это требовалось гораздо больше времени.

Это – аспекты, которые трудно объяснить, нужно их пережить, как, надеюсь, поступают все корсисты.

По моему мнению, корсо, именно по его уникальным характеристикам, может быть очень – очень разным, в зависимости от хозяина, которого имеет и образа жизни, которую ведет.

Безусловно, генетический аспект имеет значение, которым нельзя пренебречь, но 80% характера ( и в частности, у корсо, которого я знал), зависят от факторов среды и социализации , и это – в связи с отношением характера собаки по отношению к себе подобным.



Меня зовут Кристиано, и вместе с Давидом живу с корсо 19 месяцев по кличке ЗУЛЬ и пятилетним.отшельником .

Животными занимаюсь почти исключительно я, кормлю, лечу, вожу на прогулку Зуля.

Когда собака на поводке среди проходящих людей, он не доставляет мне особых хлопот: совершенно безразличен к проходящим рядом людям и к другим собакам (и к этим мелким смельчакам, которые из-за забора или с поводка у элегантной дамы лают изо всех сил).

Когда он свободен или полусвободен (на длинном поводке), его поведение меняется мало: если не занят игрой, становится более осторожным, если видит других собак, сопровождает их взглядом, а если приближаются, то в начале настораживается, но если это – самка, - ясное дело, взрывается радостью (играет). А если другая собака – крупный самец, разговор, конечно другой. Но, к счастью, оба хозяина начеку, и они всегда избегают ненужной драки.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:47 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 5 - Дрессировка и работа
Кане корсо сегодня может быть собакой для села, охраны и защиты (как повелось еще на заре его истории), но также и превосходной спортивной собакой.

В Италии десяток представителей кане уже получили по третьему патенту на работу, и многие другие приближаются к дрессировочным площадкам, хотя эта порода была не очень разрекламирована в этом отношении.

Проблема состоит в том, что не требуется никакого рабочего титула, чтобы попасть на чемпионат красоты, к тому же порода «не подвергается рабочим испытаниям», и это наказывает тех, кто работает с собакой, поскольку информация остается фрагментарной, проводники имеют слабый контакт друг с другом, и нет, понятное дело, никакой секции (или подобия) в Клубе, посвященной работе. И это достойно большого сожаления, так как все собаки, которых я видела в работе,, продемонстрировали высшие качества, и эта порода могла бы стать «итальянским ответом» на ротвеллера. К сожалению, потребуется определенная воля со стороны тех, кто захочет опекать это дело. Так, я сама, хотя и испытываю большое влечение к кане корсо, когда захотела взять себе «личную» рабочую собаку, «съехала» на ротвеллера, которого жду. Я много думала, прежде, чем решиться, но отсутствие структуры, отзывов и настоящей рабочей политики в конце концов, отбили у меня охоту. И боюсь, я – не одна.

К счастью, похоже, что желание всех кандидатов Клуба – дать ход дрессировкам и вставить хотя бы одно испытание характера ( как CAL) для вступления в Класс работы и, значит, участия в чемпионате красоты. А для этого, кстати, «кандидаты» должны перестать быть таковыми (даже преодолев ценой взаимных уступок несогласие между собой): должно родиться как можно скорее настоящее специализированное Общество для породы, которая в настоящий момент, наверное, нуждается больше в ком-то, кто возьмет ее под опеку.



Охрана и защита



«Собака охраны и/или защиты» - определение явно объединяет различные породы собак, включая кане корсо, хотя на самом деле , в FCI уже не существует официально собак с такой «вывеской».

Какое-то время Группа II называлась просто группой «собак охраны, защиты и вспомогательные, в которой пород «защиты» было только четыре: Доберман, Боксер, Ризеншнауцер и Ротвейлер.

Сегодня FCI изменила тип классификации, отбросив утилитарную составляющую, основываясь больше на происхождении и морфологических характеристиках собак.

Несомненно, новая классификация – более разумная и, конечно, более научная, но следует признать, что она не имела большого успеха у публики. Сегодня Группа II – объединение собак типа пинчер и шнауцер, молоссоидов и швейцарских пастухов, но я что-то не слышала, чтобы новички, собираясь приобрести свою первую собаку, говорили бы: «мне нравится собака типа «пинчер» или : хочу «молоссоида».

«Нормальные» люди обычно спрашивают, сторожевая ли порода Х, хороша ли порода Y для защиты, но часто путают эти две вещи. Например, думают, что доберман не может быть сторожем, или, что средний шнауцер не сможет его защищать. Прежде, чем говорить о способностях кане корсо, постараемся внести небольшую ясность. Прежде всего, что означает «сторожевая собака» ? Это выражение можно понимать по-разному, потому, что собака охраняет двумя разными способами. Одни неистово лают при приближении чужого, и его называют «собакой - извещателем»: эта собака может атаковать непрошенного гостя, который игнорирует ее предупреждения, но также может ограничиться лаем, не переходя к действиям.

Некоторые собаки-извещатели «мордой не пришлись», чтобы перейти к действиям, потому, что - мелкие, но обладают высочайшей бдительностью – важным качеством для сторожа, которое позволяет им предупредить о любом изменении обстановки и приближении кого-либо постороннего (включая кошек, птичек и им подобных).

А есть собаки, которые никому не позволяют пересечь границы их собственности. Может лаять, или нет, может быть, ограничится появлением перед нарушителем, заявляя о намерении, и кусает его, только если тот не понимает намека и быстро не отступает, а может статься, что и нападет на нарушителя без всяких условностей, порой без предупреждения. Этот тип собаки, которая сразу приступает к действиям, был назван «вооруженная охрана». Это - четкое определение, возьмем его на вооружение. Но почему собака охраняет ? Ответ прост: потому, что подчиняется атавистическому импульсу, который заставляет ее с саблей наголо защищать территорию, на которой живет ее стая (что в человеческом обществе представлено ее семьей, к тому же, возможно, животными – другие собаки, кошки и др., которые в этой семье живут).

Сторожевой собаке нужны два достоинства: бдительность и чувство территории. Они очень выражены в одних породах, менее – в других и в некоторых вообще почти отсутствуют.

Молоссоиды _ прекрасные сторожа, а нордические – наихудшие. Некоторые собаки размером миньон – «извещатели», бдительные и пунктуальные, а другим - наплевать, если в дом войдет целое войско.

Способность к охране зависит от совокупности факторов, включающих эволюцию отдельной породы, ее положение на неотенической шкале (для тех, кто поддерживает эту теорию), тип селекции, которой была подвержена эта порода и образ жизни, которую она вела на протяжении своей истории.

Начнем с неотенической шкалы, объяснив, о чем идет речь: согласно теории, которую набросал австрийский этолог Конрад Лоренц, а затем развила американская чета Коппинжер, собака, (частью вследствие спонтанных мутаций, частью – селекционного вмешательства человека), якобы является на практике «невырасшим волчонком», остановившимся психологически на стадии щенка. Это якобы произошло прежде всего из-за одомашнивания, а затем – селекции, имевшей целью получить собак, все более ласковых и более зависимых от человека.

Эта селекция в конце концов повлияла и на морфологический вид собаки так, что на более низких стадиях ( соответствующих самым молодым щенкам) проявляются более молодые физические характеристики более высоких стадий.

Неотеническая шкала включает четыре стадии у одних авторов, пять – у других. Они следующие :

- 1 стадия или стадия новорожденного: эти собаки имеют физические характеристики, схожие с волчатами на первом и втором месяце жизни. Морда короткая, уши маленькие и висячие, череп округлый, туловище коренастое, походка неуклюжая. Психологически щенок привязан исключительно к матери и к братьям (применительно к людям – хозяину и соответствующей семье), и удаление от них вызывает страх и стресс. Внешний мир его интересует очень мало, он боится всего, с чем не знаком, значит, склонен к агрессивной реакции на какой-либо посторонний стимул. Эти собаки почти всегда – отличные сторожа: нападают, если кто-то проникает на их территорию, но очень мало склонны к преследованию, если нарушитель убегает за пределы территории. Некоторые породы лают, другие молчат. К этой стадии относится большая часть молоссоидов.

- 2 стадия, или стадия игры: собаки похожи на щенка от трех до четырех месяцев. Проявляют любопытство и оживление к внешним стимулам, свободно играют с братьями и родителями, начинают выходить из логова и общаться (всегда в игровой форме) с другими членами стаи. Еще остерегаются того, что знают, но предпочитают бегство атаке. Испытывают большое удовольствие от того, что берут что-либо в пасть . Физический аспект: уши длиннее, но еще висячие или полустоящие, морда удлиненная и туловище более ловкое и пропорциональное. Этой стадии соответствуют ретриеверсы и различные браккоиды (типа охотничьих).

- 3 стадия, или стадия упреждения: соответствует волчонку 4-6 месяцев. Ушки уже стоячие или почти стоячие, морда впоследствии удлиненная, походка ловкая и проворная. На этой стадии собака проявляет склонность обогнать какое-либо животное или человека в движении, «перехватывая» его и перекрывая путь. Такое поведение - действительно, как говорят – «упреждение» и представляет собой что-то вроде подготовки к поведению хищника, которое проявится чуть позже и выразится в преследовании добычи и попытке ухватить ее за пятки. Эти собаки приспособлены к задаче защиты, поскольку уже имеют «чувство территории». К этой стадии принадлежат многие собаки - пастухи, хотя многие из которых и находятся на промежуточной стадии между третьей и четвертой (овчарка, бордер колли).

- 4 стадия или стадия таллонатори (преследователи): в стадии таллонаторе (преследователя) собака имеет физический вид, похожий на взрослого волка: уши прямые, морда длинная, мускулатура хорошо развитая, туловище проворное. Преследователи независимы, способные брать на себя инициативу и сильно хищные (они уже на стадии, когда должны взаимодействовать со взрослыми особями стаи во время охоты). Склонны преследовать добычу и останавливать ее хватая за задние конечности., Чувство территории также похоже, как у взрослого волка, но собака лает (инфантильное проявление), чтобы извещать о приближении опасности и обычно нападает только, если нарушитель убегает, побуждаемая хищным импульсом, при этом ограничивается тем, что держит ее «заблокированной» и лает, если добыча не убегает. К этой стадии принадлежат некоторые зайчатники (виппет, грейхаунд), северные охотничьи собаки и две северные упряжные (самоед и аляскинский маламут).

-5 стадия или стадия взрослого: собака физически и характером похожа на взрослого волка. Уже почти никогда не лает, хотя и может выть по социальным причинам. Очень независима и хищна, может иметь очень сильную связь только с членами вышестоящего ряда, которые умеют завоевать ее уважение ( и к тому же очень привязанная, но этого недостаточно, чтобы заставить себя слушаться). Чувство территории делегируется только вожаку стаи, и таким образом собака, подчиненная «шефу» больше не заморачивается , кто там заходит или выходит, в то время, как собака доминирующая может укусить нарушителя, который заходит без ее разрешения.. К этой стадии принадлежат собаки примитивные, некоторые зайчатники (азавакх) сибирский husky и гренландец.

Поскольку я часто цитирую эту теорию в моих трудах, т.к. разделяю ее в большей части, то часто «сталкиваюсь» с заводчиками и владельцами молоссоидов, которые считают в какой-то мере оскорбительным, когда сравнивают их собаку с «новичком».. Между тем ясно, что неотеническая теория должна пониматься в правильном ключе, поскольку совсем не имеется в виду, что молосс является «вечным новичком» с психической точки зрения (что соответствовало бы вечному… придурку!): это справедливо только с точки зрения социальных отношений и только при сравнивании между домашней собакой и волком. И, потом, с помощью неотенической теории можно объяснить «обостренную опеку», терзающую молоссоидов, без памяти любимых хозяином, от которого они не могут избавиться ни на минуту (как мы скоро увидим, это влияет также на дрессировку).

Неотенической теорией объясняется также отношение к «вооруженной охране», типичной для молоссоидов, которые считаются защитниками «логова» больше, чем просто территории: это – фактор крайне позитивный для сторожевой собаки, поскольку повышенное недоверие к чему-то, вторгающемуся в «логово», переходит в действие, чрезвычайно решительное и эффективное.

Если бы я хотела иметь сторожевую собаку, то с радостью предпочла бы «новорожденного» корсо «взрослому» сибирскому husky, который радуется даже ворам (частью, потому, что у него слабое чувство территории по историческим причинам – он никогда не имел настоящей территории, поскольку жил с кочевыми народами и частью – потому, что, при высочайшей общительности, не боится чужих и держит их за дружбанов).

Возвращаясь к понятию «охрана» вспомним, что эта роль требует строго конкретных характерных достоинств: темперамент живой, бдительность высочайшая, чувство территории высокое, общительность невысокая, агрессивность от средней и ниже ( она безразлична). А покорность ничего почти не значит, потому, что сторожевая собака, собственно говоря, работает сама по себе, почти всегда в отсутствие хозяина.

А говоря о «защите», вспомним, что «собака защиты» не означает только «собака, готовая к борьбе для защиты хозяина», потому, что в этом случае практически все собаки годны для этой роли.

На самом деле все не так. Собаки, находящиеся на второй неотенической стадии, например, целую вечность соображают, что хозяин в опасности. Будучи чрезвычайно дружелюбными и игривыми, прежде всего они задумываются, не играет ли хозяин со своим противником. Это полностью вычеркивает из ряда защитников всех собак, лишенных недоверия к чужакам (например, ретриевер).

У некоторых собак есть физические проблемы, охватывающие две крайности: йоркшир точно может броситься на защиту хозяина, но нападающего, конечно, не остановит мелкая фурия, которая кусает его за пятки мелкими зубками. А как противоположность, представим себе неаполитанского мастино, который может задержать потенциального агрессора, только если тот стоит и ждет, когда его укусят. Но если убегает – у собаки нет необходимой проворности, чтобы настичь его.

Другая проблема касается закалки, которая у собаки защиты должна быть достаточно сильной. Ведь любой агрессор, атакуемый собакой, немедленно отреагирует пинками и кулаками, а если собака отпускает захват и, скуля, убегает – это мало что решит.

И последнее, но основное: допустим на мгновение, что агрессор понял, что пристал не к тому человеку (это может быть ошибка идентификации при полицейской операции). В этом случае у собаки защиты более нет причин для защиты хозяина, и, значит, она должна немедленно прекратить наступательные действия. И если хозяин говорит ей «отпустить» - она должна выполнить команду ! И вот мы начинаем понимать, каковы требуемые качества должны быть у собаки, которая не только «желает» защищать хозяина, но и должна быть готова делать это действительно эффективно и контролируемо:

- должна быть достаточно крупной, чтобы мочь нейтрализовать противника, но не настолько крупной и тяжелой, чтобы не рассчитывать на хорошую скорость и проворность;

- должна иметь хорошо развитые агрессивность и боевитость;

- должна иметь определенную недоверчивость по отношению к чужим;

- должна иметь достаточно твердую закалку и способность переносить боль;

- должна иметь высочайшую покорность, чтобы ее можно было вернуть под контроль хозяина простой командой.

Эти пять пунктов намного лимитируют список пород собак, действительно приспособленных для задачи защиты, и объясняют, почему в старой классификации FCI только четыре породы были обозначены как «защитники»: доберман, ризеншнауцер, боксер и ротвейлер. Прекрасными защитниками могут быть и другие собаки (например, пастухи или терьеры типа Буль), но ни одна из них не обладает защитными качествами в максимальной степени. Например, собаки пастухи почти никогда не имеют большой закалки, в то время, как у терьеров типа Буль просто завышенная закалка и покорность средне-низкая, что их делает более трудными для контроля. Характерные достоинства, естественно, должны всегда совершенствоваться дрессировкой.

Итог: охрана почти всегда – спонтанная деятельность, для которой должны подбираться породы бдительные и с чувством территории.

Защита – деятельность достаточно более сложная, поэтому собака должна иметь ряд врожденных качеств, которые к тому же следует улучшать, дополнять и совершенствовать дрессировкой.

И вот теперь, когда мы выяснили разницу между «охраной» и «защитой», можем задаться вопросом: какого типа наша собака кане корсо? Ответ представляется очевидным, достаточно проанализировать ее характерные достоинства: корсо – совершенная сторожевая собака, но и прекрасная собака защиты, а почему FCI не включил ее пятой породой в старую классификацию, связано исключительно с тем, что в те времена этой породы… еще не существовало !



Как дрессировать кане корсо



Кане корсо дрессируют игрой, только игрой, всегда игрой.

Молоссоид, даже легкий, не может выходить на поле слишком рано, поскольку физические усилия вредят его развитию, однако дрессировку все же нужно начинать где-то в два-три месяца самым важным упражнением: «влюбиться в мячик»!

Собака, которая играет, гораздо лучше поддается дрессировке чем та, что никогда не играла и которая с большим трудом пристрастится к этому в поздне-подростковом возрасте. Гораздо лучше воздействовать на щенка, который, как и все «дети» имеет довольно хорошо развитый игровой инстинкт.

Внимание: играть с мячом не означает «вырывать мяч у собаки». Это годится для собак, работающих на потаску, но не для собак утилитарных! Мяч должен быть привязан к веревке (специализированные магазины имеют в продаже мячи со встроенной бечевкой), и игра должна заключаться в циклах «тащи – отпусти» между собакой и хозяином, она развивает как хищный импульс, так и поссессивность собаки.

Так же и с колбаской или тряпкой, которую следует двигать перед собакой, чтобы стимулировать внимание и хищный инстинкт (игрушка должна двигаться, как будто это – добыча, которая не поддается) и, в конце концов, ее уступают щенку на короткое время, в конце которого щенок «победит» свою добычу.

По мере того, как собака привыкает к игре, ее можно привести на поле и она не делает практически ничего, только «смотрит на взрослых» которые работают. Может так и не покажется, но это – очень важный этап, поскольку приобщает собаку к себе подобным и к людям, а кроме того – заставляет ее рассматривать поле как знакомую и позитивную среду, в которой можно забавляться до упаду.

Очень важно: по отношению к щенку никогда, ни за что не применять принуждение или кричать, чтобы затормозить его, когда он слишком разыграется. Такое отношение может «пригасить» собаку, которая, как все молоссоиды, может уйти в себя. И мы заплатим дорого за это, когда начнем работу с собакой, в которой и следа не осталось от энтузиазма.

Внимание: достаточно пустяка, особенно в молодом возрасте, чтобы аннулировать темперамент кане корсо, сделать ее погашенной и апатичной.



Молодой щенок



В период от четырех до шести месяцев щенок меняет зубы: значит, у него в пасти неприятности, и нужно быть внимательным, не переусердствовать при игре на «захват».

Если временами она и кажется взрослой, корсо вплоть до одиннадцати месяцев – «мальчишка» в фазе развития, поэтому не рекомендуется заставлять ее делать слишком сложные физические упражнения. Совершенно запрещены прыжки, которые могут вызвать серьезные травмы, но можно начинать очень короткие упражнения с велосипедом на легкую рысь, но никогда – на асфальте и не более пяти-десяти минут. На поле можно начинать с каких-нибудь простых упражнений на послушание, а с собаками с хорошим темпераментом можно начинать работу на полосе, но по-прежнему в форме забавной игры.

У корсо превосходный «нос», обычно она быстра и точна, это сочетание редко встречается у других пород. Те, кто работают с корсо, часто предпочитают научить собаку обозначать, а не подбирать предмет, так как многие собаки склонны заиграть его или выронить, если инструктор быстро не подбежит.

Насчет правильного возраста, когда можно начинать работу на полосе, мнения не сходятся: больше инструкторов считают, что лучший возраст – где-то восемь месяцев.

Лично я считаю, «юношеский» период, от четырех до шести месяцев – идеальный, так как позволяет продолжать работу в тесном контакте с собакой в чрезвычайно деликатный момент, когда некоторые упражнения просто запрещены и когда собака склонна порой вступать в конфликт с хозяином. Это не должно вызывать озабоченности , поскольку созревание щенка толкает его к улучшению его иерархического положения в семье: если в малом возрасте ему казалось, что он – «пятое колесо в телеге», то к шести-семи месяцам он чувствует, как растет его самоуважение, и он задается вопросом, справедливо ли, что «вон –тот двуногий» управляет ситуацией. И таким образом, вполне естественно, начинает «проверять его на вшивость»..

Послушанием корсо почти никогда не блещет, поэтому стычка с ней на этой почве может привести к замедлению прогресса и особенно – ее внимания.

Порой трудно понять, что это с собакой, потому что совсем забыла упражнение, которое безукоризненно выполняла до вчерашнего дня. И дрессировщик начинает задаваться вопросами: нездорова? Болят зубы ? Переутомилась? Пытается схитрить? Даже более опытный дрессировщик, особенно когда речь идет о породах, менее известных, по которым очень мало информации, может ошибиться в интерпретации происходящего и допускает трудно исправимые ошибки. Поэтому, считаю, что в этом молодом возрасте лучше не нажимать на послушание, а больше уделять внимание работе на полосе, которую почти все корсо обожают и где практически нет возможности для «стычки» с инструктором. С другой стороны, не следует совсем бросать упражнения на послушность (много пребывают в сопровождении, очень много игр), потому, что все дрессировщики единодушно утверждают, что взрослая корсо, впервые подведенная к послушанию, выглядит вяловато. Ленивая, медлительная, с реакцией сонной улитки и удерживающая внимание очень на короткое время. Напротив, собаки, подведенные к послушанию в молодом возрасте, гораздо более быстрые и резкие (в пределах породы !). Думаю, что одной из основных причин этому – любопытство, высочайшая у щенка и еще высокая у взрослого щенка, но поистине низкая у взрослой собаки, которая отсечена от любого нового впечатления и которую уже очень трудно стимулировать.

Время удержания внимания тоже у взрослой собаки резко падает, и нужно придумывать все новые и разнообразные стимулы, чтобы она не начала строить свою классическую морду типа « и долго еще будет продолжаться эта буза ?». Даже я, не посещающая корсо каждый день и не видевшая много рабочих экземпляров, уже могу распознать эту мину с первого взгляда !

И если бы даже у собаки было написано на лбу «уф!», это не прояснило бы ситуацию. С молодой собакой так не происходит, и, поскольку корсо имеет хорошо развитые ассоциативный интеллект и память, лучше воспользоваться молодым возрастом. Итак, подводя итог, отметим: щенок может:

1. Выучить упражнения на послушание при сильном использовании стимула игры и с целью усвоения команд, при этом не следует слишком упирать на качество исполнения (есть риск вступить в конфликт);

2. Выйти на работу на полосе примерно в четыре месяца и совершенствовать эту работу в период до девяти-десяти месяцев.



Взрослая собака



С точки зрения дрессировки, «взрослой» можно считать собаку более одиннадцати месяцев, но следует помнить, что на самом деле мы говорим о «мальчишке» и что настоящая психическая зрелость наступит примерно в два года, в то время как для достижения настоящей физической зрелости потребуется три.

Как я уже говорила, собака, впервые выведенная на дрессировочное поле в один год, намного отстает от той, которая уже ознакомилась с окружающей обстановкой и работой: так что, если ничего не делали с щеночком и щенком, следует запастись большой дозой терпения а с некоторыми экземплярами и быть готовым к ощущению, что, может быть, придется заменить на другую породу.

На самом деле, и взрослая собака может научиться работать блестяще, с быстрой реакцией, быстрым и выдержанным аллюром и высоким вниманием, однако мы должны быть готовы стимулировать ее при первом признаке падения интереса, иначе придется увидеть ее мину, описанную выше.

Различные инструкторы сообщают, что наибольшие трудности с корсо встречаются на упражнениях, предусматривающих отдаление инструктора: здесь нечему удивляться, поскольку у молоссоидов главной характеристикой является привязанность (и, может, лучше сказать «прилипчивость») к хозяину. Хотя, это значит также высшую покорность, что, с одной стороны , может создать некоторые проблемы, а с другой – очень облегчает нам жизнь. Взрослая собака начнет также и работу по защите, что собаке захвата только подавай !

Обычно, разве только если не допущены грубейшие ошибки при его воспитании, корсо проявляет боевитость высшего уровня, терпеливость и без падения интереса, но одновременно может немедленно «отпустить» в отличие, например, от ротвейлера, у которого это – один из самых болезненных пунктов. Кстати, многое зависит от фигуранта, потому что, если он остается напряженным и сжатым, то собака это чувствует и… не отпускает.

По этой причине было бы важным, чтобы собаки породы корсо могли работать только и всегда с фигурантами, имеющими опыт работы с породой, которые не допускают ошибок, могущих вызвать порок в исполнении команд. К сожалению, мне пришлось использовать условного фигуранта, поскольку «опытных» фигурантов мало, т.к. мало собак, которые работают.

А как можно получить хороший опыт без «исходного материала»? Еще раз вернемся к старому разговору : если бы был официальный Клуб, и если бы этот Клуб потребовал включения испытаний на работу… и.т.д. и т.п.

Закус у корсо полный и сильный, и по этому пункту также были дискуссии о зубном захвате: некоторые считают, что только клещевой захват гарантирует действительно полный закус, в то время, как собаки с выступающей нижней челюстью оставили бы больше места для эффективного дыхания. С другой стороны, сторонники прогнатизма (prognato- выст.нижняя челюсть) считают, что только собаки с выступающей нижней челюстью удерживают добычу, в то время, как собаки с прямыми челюстями часто поправляют захват.

Истина, вытекающая из свидетельств дрессировщиков и фигурантов, не подтверждает правоту ни одной из этих двух группировок.: корсо хватает полной пастью, даже если он prognato (как делает и боксер), но если его научили хватать полной пастью и если у него достаточно уверенности в себе. Так же и собаки уверенные и решительные, пусть и с прямыми челюстями, не «перехватывают» в зубах добычу, а держат ее твердо и постоянно. Короче, характер важнее захвата !.

Говоря о других секторах работы на защиту, отметим, что загоны всегда проходят на высоких скоростях ( всегда в допустимых пределах ! Бесспорно, корсо не будет скакать, как малинуа (бельгийская овчарка), но я видела некоторые экземпляры , набегавшие больше, чем большая часть ротвейлеров и боксеров) На самом деле, корсо с нетерпением ждет, когда доберется до фигуранта и у него в мыслях только «не терять попусту время на предварительные загоны».

По поводу лая, некоторые дрессировщики жалуются на трудности в этом. На самом деле, эта собака не гавкучая, более того, дайте ей волю, она бы и не лаяла – а сразу к делу, как всегда и делала за всю ее долгую историю.

К сожалению, у спорта свои правила, и нужно им следовать: да, можно потратить немного времени, поработав над лаем, и когда результат достигнут, он дает настоящее удовлетворение, потому что у корсо красивейший голос, глубокий и решительный.

«Страсть» корсо к закусу ( которую не следует считать негативной стороной ее характера, но как ценнейшее качество для собаки захвата!) привела к тому, что ее бдительность почти всегда прекрасна, со вниманием на километры. В то время, как видишь часто боксера и ротвейлера (но и немецких овчарок!) рассеянными при появлении дрессировщика, корсо не расслабляется ни на секунду: ее взгляд неподвижно уставлен на фигуранта, мускулы напряжены и трепещут в ожидании момента, когда «снова будем играть в захват». Некоторый ротвейлеры и боксеры проявляют «вялую» бдительность, как будто они здесь так, мимоходом, но до сих пор я не видела такого поведения (чересчур) расслабленного ни у одного корсо. Короче, если в то время, как многие собаки проявляют бдительность как пригашенную лампу в ожидании возгорания, корсо проявляет бдительность зажженной лампы, которая только ярче возгорается в ожидании «взрыва». Мне лично это придает энтузиазма, ведь я влюблена в эти фазы атаки, выполняемые (все !) с живостью и радостью. И потом, как ведь жаль, неустанно это говорю, что порода с такими возможностями (в сочетании с присущим ей психическим равновесием) еще практически неизвестна в мире работы.



Сфера возможного применения



До этого места я говорила о «работе» имея в виду классические испытания для служебных собак, а также патенты IPO или SchH. Но корсо не ограничивается только этим применением, поскольку ее пластичность делает ее приспособленной для множества дисциплин. Рассмотрим некоторые из них.

Мондиоринг





Я знаю собак корсо, великолепно занимающихся этим видом работы, что, по моему мнению, блестяще вписывается в особые характеристики породы. В мондиоринге от собаки требуется действительно много рефлексии : здесь и упражнения, в которых фигурант и дрессировщик любезно беседуют, хлопают друг друга по плечу, а собака должна вмешаться только когда фигурант накладывает обе руки на дрессировщика; здесь и другие упражнения, где фигурант нападает на кого-то, но не дрессировщика, и другие упражнения, где симулируется драка, к которой собака должна остаться равнодушной, потому что дрессировщик в ней не принимает участия. А время на исполнение команды «отпустить» очень жесткое, и если исполнение не следует незамедлительно, накладываются строжайшие санкции.

Все это совершенно подходит к характеру корсо, которая и сама по себе собака рассудительная и с большими способностями по самоконтролю. Она, конечно, не молниеносна, но скорость исполнения в этой дисциплине, связанной с патентами, менее важна и в любом случае должна быть оценена в большой степени с учетом объема и веса.

Единственное противопоказание, что касается мондиоринга, заключается в том, что испытания очень растянуты по времени, а у корсо, как мы уже видели, порог внимание имеет тенденцию к падению после первых минут. Благо, что в этой дисциплине более разнообразны, по сравнению с классикой, испытания на утилитарность ( упражнения никогда не похожи друг на друга, без повторений, и каждый раз меняются ), а это стимулирует любознательную собаку и, таким образом, поддерживает на высоте ее порог внимания. А остальное… зависит от умения дрессировщика.



Ловкость (Agility)



Лично мне неизвестны корсо, предающиеся этой дисциплине, но мне рассказывали, что некоторые экземпляры по agility существуют . Скажу сразу, у меня это не вызывает энтузиазма по двум соображениям:

Agility в спортивном плане требует по истине отчаянной концентрации, которая хотя и не длится долго (время упражнения достаточно ограничено), но должна поддерживаться постоянно на высоком уровне, Что, уж точно, не входит в число лучших достоинств корсо.
Мне не нравится идея подвергать любую грузную собаку физическим усилиям из серии прыжков, сопровождаемых резкой сменой направления, неожиданных торможения и ускорения.
Инструкторы по Agility постоянно опровергают мою точку зрения, приводя в пример роттвейллера и даже лабрадора, которые показывают себя на высших уровнях, даже минимально этого не чувствуя, но я (никого при этом не подтрунивая, ради Бога !) всегда задаюсь вопросом «на долго ли ?». И даже, если собака сделает блестящую карьеру в ловкости без всяких вывихов или разрывов, мы можем быть уверены, что в солидном возрасте не напомнят о себе ее напряжение в молодости ? Я в этом совсем не уверена. И если бы у меня был молоссоид, я бы его не напрягала в agility. А если вы страстно увлекаетесь именно этой дисциплиной, то кроме того, что я задумаюсь, почему это вы купили именно корсо, попрошу вас обратить максимальное внимание на то, чтобы не переборщить с тренировками.



В области гражданской обороны





Превосходное чутье корсо делает ее особенно приспособленной к розыскной работе на поверхности, в то время, как размеры и вес могут стать препятствием для работы на развалинах ( но эта проблема общая для многих пород). Покорность, закалка, темперамент и способность к соображению и рефлексии являются выигрышными у корсо, используемых в этих дисциплинах, где мне хотелось бы видеть многих экземпляров.



Селекция по характеру



До сих пор я говорила о строго определенных способностях характера, которые, само собой разумеется, присутствуют во всех породах . К сожалению, все обстоит не совсем так. В породе существуют экземпляры, в которых не проявляется так расхваленное равновесие: на ринге мне приходилось видеть нескольких агрессивных экземпляров и различных экземпляров робких. Это частично можно уверенно отнести за счет ошибок и/или дрессировки, но частью это может вытекать из слабого внимания к характеру в фазе воспитания и, следовательно, к селекции производителей.

Без рабочих испытаний, а также простых испытаний на характер невозможно селекционировать характер. И по этой причине желательно как можно скорее решить проблему в присвоении «места» и титула в Специализированном Обществе в надежде, что оно, (любое, и как бы ни называлось), без промедления, как только будет признано, дало конкретные определения по характеру. Это не должно сводиться только к тому, чтобы установить определенные результаты по работе для присвоения титула чемпиона красоты, этот путь уже прошли многие Клубы, что привело только к «гонке» за патентом как можно скорее и любой ценой, (а значит и ценой игнорирования уважения к собаке. Селекция характера означает тщательное испытание производителей, означает работать с ними, а не сплавить первому свободному профессионалу, означает отказаться даже от суперкрасивой собаки, если она не на высоте с точки зрения психики. Это – очень долгий и трудный путь, особенно в Италии, где культуры работы со своей собакой нет, но это и не значит, что ее нельзя обрести.

Интервью с Леонардо Массакра



Леонардо Массакра – владелец и проводник Адамса, иначе «Приамо», собаки корсо, которая на сегодня достигла больше всех результатов на испытаниях служебных собак. Однако, как рассказал сам владелец, ее выбрали даже не думая сделать из нее рабочую собаку !



Я захотел приобрести корсо только потому, что она апулийской породы. И потом, потому, что она мало распространенная. Я люблю молоссоидов, но внутри этой группы мне хотелось собаку редкую и… итальянскую!

Я обратился на завод Нирос ди Нико Сальвемини с определенным желанием: хотел собаку ЧЕРНУЮ. Или черную, или никакой.

У них было два щенка и один – черный. Но, конечно, он уже был заказан. Попытавшись всякими путями (и безрезультатно) ублажить заводчика, я уже решил уходить, когда увидел Приамо, игравшего со своим братом и одерживающим верх в игре, и я залюбовался его твердой мордой. Он ни перед чем не останавливался, его не впечатляли острые реакции братишки. Он был решительно тверд, и это вызвало мою симпатию. И потом, не знаю, хватило бы у меня решительности действительно уйти без собаки: когда принимаешь решение завести ее, трудно устоять перед щенками, даже если они «не того» цвета. Так я вернулся домой с Приамо.



Д: Как вы пришли к мысли работать с собакой ?

Р: «Виноват» мой кузен, у которого ротвейлер, работающий на высоком уровне, входит в национальную сборную Италии. Подумал, было бы занятно бросить вызов Италия-Германия: кане корсо против рота !

Я был уверен, что достаточно собаке уделять немного свободного времени… но не знал еще, что меня ждет ! Но когда я понял, сколько времени, труда и жертв стоит подготовка служебной собаки, я уже слишком загорелся страстью, чтобы отступить . И продолжил.

Д: Кто готовил Приамо и в каком возрасте начинали ?

Р: Собаке было примерно год, а дрессировщиком, к которому я обратился, был Антонио Солина, эксперт по молоссам, который никогда до того не работал с корсо. На самом деле, опыт работы с молоссами в конце концов мало что значил, потому что у моей собаки темперамент и реактивность были решительно выше среднего. И мы готовили его почти по технике работы с немецкой овчаркой.

Приамо – собака, любящая игру, а с такими собаками всегда работается без проблем. Кроме того, он совсем не флегматик, его вес всегда 46-47 кг, с большой мускулатурой, но без излишнего веса, что могло бы негативно отразиться на работе.

Бывают собаки корсо очень тяжелые (даже в 60 кг), которые работают, но результаты , ясное дело, другие: телосложение имеет большое значение.

Д: У начинающего проводника и дрессировщика первой для них собаки корсо, получилась собака , достигнувшая таких результатов, что поражает. У вас что, не было никаких проблем ?

Р: Да, одна, но очень серьезная. Мы допустили грубую ошибку, потому что собака работала прекрасно, пока мы отрабатывали ее только на добычу. Потом мы переусердствовали, мы попробовали начать работу на агрессивность, и она у нас буквально вырвалась из рук: слишком вошла во вкус и «взорвалась». Сейчас мы пытаемся вернуть ее к послушанию, но одна проблемка так и прицепилась: когда должна следовать сзади, нервничает и стремится выскочить раньше времени, а когда атакует рукав, то тягает по кругу фигуранта, и другие подобные выходки.

Мы усвоили один ценный урок, который хочу довести до всех, кто работает с корсо: если собаке нравится кусать и она хорошо работает на добычу, то лучше оставить все, как есть, и не пытаться нажимать на агрессивность, которая легко может перелиться через край, и собакой будет трудно управлять как в поведении, так и в послушании, если она знает, что где-то поблизости есть рукав.

Можно заняться агрессивностью только с собаками, у которых меньше интерес к работе, но НИКОГДА не нажимать на тех, кто уже с интересом работает.

Д: Проблемы, о которых вы говорите, существуют только на площадке, или собака стала нервозной и в повседневной жизни ?

Р: Совершенно нет ! Вне площадки собака – как ягненок: достаточно подумать, что она живет с ребенком двух с половиной лет и другим нескольких месяцев и что ей приходится «защищаться» как может от постоянных приставаний моей дочери, которая что только с собакой не делает !. А когда уже невмоготу, она уходит, но вывести ее из терпения нужно захотеть, потому что обожает детей и любит находиться с ними, даже когда ее достают по-настоящему.

Приамо добр и с чужими: если приходит кто-то ему не знакомый, он подходит поближе, обнюхивает, как положено и, убедившись, что у того нет плохих намерений, старается, чтобы его приласкали.

Эти собаки очень чувствительные, кажется, что у них просто шестое чувство, помогающее отличить друзей от врагов.

Злобный и агрессивный корсо таким становится вынуждено, потому что они никогда такими не бывают: они на зависть уравновешены.

Д: Где живет Приамо ?

Р: В доме с нами, естественно. Это – молосс и он нуждается в постоянном контакте со своей семьей.

Д: Вернемся к работе : какова самая сильная сторона Приамо ?

Р: Конечно, след, ему это просто нравится ! Ищет в любую погоду, на любой поверхности: а здесь у нас территория всегда «экстремальная». При дожде работаем в грязи, а нет дождя – в тальке: в нашем почти исключительном распоряжении имеются вспаханные площадки, и если собака научится работать в таких условиях, то потом ни перед чем не остановится. Более того, когда ему приходится работать на траве, он загорается, а потом смотрит на меня, будто говорит: «Ну, это слишком просто, когда будем уже серьезно работать?»

Д: Как вы привели его к работе на след ?

Р: Кусочками лакомства, но потом это прекратил, потому что считаю, что лучше работать играя на тропе, во всяком случае с такой собакой, которая обожает игру.

Д: А каков он в послушании ?

Р: Быстр, реактивен, но в подчинении. Он работает, чтобы мне угодить, но также и для своего удовольствия: прыгает через ограду быстро, как немецкая овчарка, глазам своим не поверите. Видно, что любит работу и не делает это только потому, что я об этом прошу.

Д: Все дрессировщики, работающие с корсо, заметили только одну проблему: падение внимания происходит раньше, чем у других пород. С Приамо так тоже бывает ?

Р: Да, отчасти, но для меня это не проблема. Когда ему надоедает, он мне ясно дает это понять, и я останавливаюсь, не доводя до крайности.

И вообще, нигде не описано, что следует работать столько-то минут в день: если остановиться немного раньше, у собаки остается большое желание работать и все делать хорошо. А настаивать любой ценой , когда собака устала, - не только контрпродуктивно, но и бесполезно. Если хорошо знаешь свою собаку, то очень несложно предвосхитить момент, когда внимание ее начинает падать, и во время остановиться. Конечно, можно постараться найти новый стимул, другое вознаграждение, но я обычно останавливаюсь, во избежание доведения собаки до стресса, и возобновляю на следующий день, с собакой вновь заведенной и блестящей.

Д: Можете привести какие-нибудь достижения Приамо ?

Р: Сегодня ему четыре года, он участвовал во многих соревнованиях, обойдя даже немецких овчарок, ротвейлеров и… даже малинуа (бельгийская овчарка), воспитанных профессионалами, это-большое удовлетворение. А в 2001 году выиграл Кубок SACC, отведенный для кане корсо.

Первый диплом он завоевал, когда ему было 18 месяцев, в Боксер Клубе в Вероне, судья Бартолини: 90 на полосе, 81 на послушании, 96 на защите.

В три года получил SchH2 на SAS в Серрано, судья Ри:хетер: 99,91 с половиной, 96 объявленных.

В четыре года SchH3 опять в Серрано, судья Корвайа: здесь допустил ошибку, о которой я говорил раньше, и результат виден по баллам в послушании и атаке: 91,84,80 объявленных.

«Объявленные» мне судья все же дал, хотя и с не очень блестящими баллами, но как вам нравится его комментарий: «У тебя в руках Калашников- говорит,- но ты стреляешь себе в штаны».

Я это проглотил и.. промолчал, ведь он был совершенно прав !

В октябре 2001 Приамо получил и IPO3 в Клубе Любителей Бельгийских Овчарок в Барии, судья Бонанно: 99 полоса, 93 послушание и опять 80 в атаке.

И теперь стараемся исправить ошибки, и надеюсь на улучшение, хотя вина была полностью моя, а совсем не собаки. К счастью, Приамо позволяет мне наверстать упущенное (хотя это будет непросто): не знаю, возможно ли это с другой породой. Несомненно, я усвоил урок и в будущем не повторю подобной ошибки: я чуть не погубил такую собаку только из-за излишнего усердия.

Д: Вы знаете других работающих корсо ?

Р: Да, сейчас уже они есть . От Логана, серый, очень известный, у которого в активе различные состязания, и он еще силен, хотя уже не молод, и до собаки Чезаре Лиачи, которая уже прошла подготовительное обучение и готовится к первому диплому. Я пророчу этой собаки большое будущее, потому что собака эта резвая и быстрая и перед ней прекрасная карьера, но она не одна. Корсо это собака рабочая, и все больше людей начинают это понимать и сполна использовать возможности этой чудесной породы.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:48 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 6 - Выбор щенка

Вступление



Возможно, что вы уже читали некоторые нижеследующие параграфы в какой- либо другой монографии о породе или в журнале: действительно, я повторяю эти истины каждый божий раз, говоря о щенках, утверждая, что момент выбора и приобретения щенка является совершенно основополагающим.

Прежде , чем думать о «лучшем» щенке (самом красивом, самом хорошем и т.д.), очень важно знать, как не попасться на мошенничестве, ухищрениях и вообще на «туфте», о которых потом придется только сожалеть. По этой причине не только предлагаю вам внимательно читать нижеследующее, но и распространить это среди всех любителей собак (особенно начинающих), которых вы знаете, потому что необходимо предохраняться от тех, кто видит в собаках лишь средство наживы, и которые, спекулируя на собачьей шкуре, обманывают приобретателей. Но лучшая защита заключается в информации, и считаю, что долг всех, кто любит собак, информировать как можно больше людей, стараться вычеркнуть из мира собаководов некоторых персонажей, которые даже понятия не имеют о том, что такое любить.

Из предыдущих глав и частности об истории породы после восстановления, можно сделать ясный вывод, что кане корсо не может рассматриваться ни как полностью «установившаяся» порода , ни как порода хорошо опекаемая и направленная в спокойное русло развития.

Кане корсо прошла трудные периоды, она еще плывет по воле волн, а к тому же является «модной» собакой, которая очень нравится частным лицам и претерпевает давление множества требований. А это – убийственный коктейль, потому что чрезмерное количество требований постоянно приводят к «дикому» разведению, проводимому безо всякой селекции и с единственной целью «производить» (другими словами, даешь количество и плевать на качество). Так бывает со всеми породами, которые имели несчастье подняться на волне моды, и каждый раз происходит трах-тарарах! Но в этом случае, когда речь идет о собаке, которой надо бы было еще оставаться в руках только страстных заводчиков, способных на умную и аккуратную селекцию, риск, как минимум, удваивается. Скажем коротко и ясно: есть опасность, что порода, которая с таким трудом была восстановлена, будет опять уничтожена и исчезнет навсегда.

После такой тревожной преамбулы я прекрасно пойму тех, кто решит «повернуть» и задумается, не лучше ли будет другая собака, у которой те же достоинства, что и у корсо, но с которой не будет всех этих рисков. Повторяю, могу их понять, но им же и должна сказать, чтобы подумали хорошенько, хотя бы потому, что нет такой породы, которая имела бы те же присущие корсо достоинства. Эта собака была признана почти одновременно с другой восстановленной итальянской породой: лаготто.

Еще когда только заговорили об этих новых итальянских «поступлениях», у меня первая реакция была: « С лаготто все понятно, потому что еще не было раньше собаки, специализирующейся на поисках трюфелей, ни в Италии, ни где еще: вполне правильно, нужно постараться восстановить ее. А что делать с корсо ? Молоссоидов в мире полно, зачем запускать еще одного ?»

Сегодня, когда я узнала эту породу, я, наоборот, поняла, какой ценной работой было ее восстановление: потому что корсо – не просто копия, как я думала, уже существующих собак, как боксер, ротвейлер или бульмастиф. Корсо уникален, как и лаготто, потому что до него не существовало ни в Италии и где-то еще легкого молоссоида, такого совершенного в двойном амплуа охранника и защитника.

Из сравнения корсо и его ближайшего родственника, неаполитанского мастино сразу выделяются основные достоинства нашей породы: в отличие от своего брахиморфного кузена, корсо - мезоморфный и может позволить себе любое спортивное применение. Нечто похожее проявляется и в сравнении с ротвейлером, который, тоже мезоморфный, но намного тяжелее со всеми вытекающими ограничениями. И если потом обратимся к боксеру, которого различные авторы считают наиболее похожим на корсо, то бросается в глаза различие в шерсти: гладкая и лишенная подшерстка, она дает нам собаку, страдающую от холода и которую нельзя оставлять для охраны во дворе при десяти градусах ниже нуля (если только не испытывать его на правильность названия, сравнивающего с боксЁром). А корсо – намного более грубый и его покров защищает его гораздо лучше от непогодицы.

Итак, уникальная и неподражаемая, наша собака корсо достойна выбора, несмотря на усилия, предпринятые человеком по разрушению породы. А теперь давайте рассмотрим некоторые правила для удачного выбора щенка.



Не выбирать импульсивно


Собаку нельзя выбирать только потому, что нас поразил ее вид. Сначала нужно быть уверенным, что мы подходим этой породе, и лишь потом можно задумываться, подходит ли нам эта порода !

Прежде, чем приобретать собаку, пойдите и посмотрите на нее «в жизни». Понаблюдайте за взрослыми, но особо – за щенками, малыми и старшими. Представьте себе эту собаку в вашем доме. Вы уверены в том, что вам не будут мешать ее масса, ее стремление к игре, ее живость ? Но прежде всего : как вы думаете, сможете ли осчастливить ее ? Если ответ – уверенное «да», то теперь мы можем перейти к следующему правилу.



Найдите наилучший источник для приобретения


Если вы поговорите с различными заводчиками и попросите у них щенка, то вполне вероятно, учитывая сегодняшнюю обстановку, вам предложат самых различных собак, каждая из которых будет описана как «Уникальная, Настоящая, Неподражаемая сельская корсо.»

Не попадайтесь на удочку, но и не думайте: «все, решено, отправляюсь на Юг за правильной собакой». Ведь мы не в восьмом веке, сегодня расстояния практически исчезли, а вот уловки по-прежнему на высшем уровне.

Я знаю заводчиков с Юга, которые приобрели собак на Севере и которые потрясают цветными фото своих современнейших экземпляров, чтобы показать, что еще их прадедушки разводили кане корсо.

А с другой стороны – заводчики с Севера, всегда готовые рассказать о своих необыкновенных приключениях в самых затерянных углах Юга, откуда якобы вернулись с «совершенно настоящим корсо», которого вам покажут и которого, наверное, купили неделю назад в Венгрии.

Внимание! Внимание! Мир собаколюбов – это мир хитрецов, которые при появлении очередного наивного человека, начинают с усмешкой потирать руки, Итак, прежде, чем что-то предпринять, проинформируйтесь хорошенько, не ограничивайтесь прочтением книги, как эта, а пойдите и посетите различные заводы, поговорите с людьми, послушайте, что они вам расскажут. Но постарайтесь уловить в их словах прежде всего их настоящий интерес и любовь к своим собакам. Вы увидите столько кубков, больших и маленьких, титулов, которые впрочем в прошлом, но не всегда только это – настоящий символ качества.

Настоящие щенки «DOC» - те, что были аккуратно селекционированы с момента случки их родителей, а потом выращенные с любовью, заботой и компетентно. И потом, существуют щенки «так себе», плод более-менее случайного совокупления (сука кузена - кобель соседа) и, возможно, выращенные с большой любовью, но с малым опытом и компетенцией. И, наконец, есть щенки «подделки», не селекционированные, а произведенные на конвейере, выращенные без любви и только ради бизнеса.

Из всех пород самый нашумевший пример «поддельного щенка» представлен щенками-выходцами их восточных стран (особенно Венгрия и Румыния). Они продаются во многих магазинах, у некоторых так называемых заводчиков и почти на всех «ярмарках щенков», от которых мы советуем вам держаться подальше. Ведь они представляют собой самую недостойную эксплуатацию бедных беззащитных существ, которые есть на белом свете. А это – вкратце, о щенках с Востока:

а) их никогда не вакцинируют в стране происхождения, не только из экономии, но и потому, что в этих странах уже нет таких болезней, как чумка и парвовироз;

На самом деле, наряду с производителями щенков «на конвейере» существует множество серьезных заводчиков, которые вместе с производством качественных собак, провели прекрасную санитарную работу, победив основные вирусные болезни. Бесспорно, это – настоящие заводчики, а не бездумные производители щенков. Их совершенно необходимо различать;

б) после раннего отлучения от материнского молока и долгой дороги (в санитарно-гигиенических условиях, которые можем назвать аморальными, щенки прибывают в Италию ослабевшими, с иммунной системой, которая кроме того, что еще не развита (из-за раннего возраста), уже была подвержена тяжелому испытанию. Результат: первый же вирус, случившийся поблизости, идет в открытую дверь и бьет жестоко. Смертность среди этих щенков высочайшая, но очень мало их погибает в ангарах импортера. Большая часть их заканчивает свою короткую жизнь в руках нового хозяина, потому что у самых опасных болезней инкубационный период очень большой (15-20 дней);

в) кроме того, что часто больны, они очень нетипичны и порой с серьезными проблемами характера, потому что в этом направлении не было проделано никакой селекции;

г) являются опасностью для всех собак, потому что являются настоящей «культурной почвой» для таких вирусов, как чумка, которая практически исчезла в Италии до того, как начали импорт с Востока.

Но почему импортируют с Востока ? Ответ прост: щенки продаются по пустяково цене. Средняя цена – от 50 до 100 евро (эта сумма для этих стран интересна). А надбавка между оптом и розницей так высока, что даже при потере половины щенков эти сделки выгодны, по крайней мере с точки зрения экономической. А с человеческой или моральной – лучше промолчим.

А как защищаться ? Очень просто: достаточно не покупать щенков с Востока, каждый раз спрашивая у продавца письменно, откуда щенок и отказываться покупать, если щенок – из одной из этих стран. И нет никакой опасности упустить «важного» щенка, потому что, это – истина, хорошие заводчики Востока производят отличных экземпляров, но также истина, что они никогда не продают их импортерам и/или оптовикам так же, как не продают их хорошие итальянские производители.

Во всем собаководческом мире, на любой широте, хороший собаковод желает лично знать того, кто принимает его щенка, поговорить с ним, объяснить, как следует обращаться с щенком и т.д. А те, что прибывают пачками в фурах – всегда и только щенки с недостатками или никакие по синотехническому значению и всегда очень рискованные с точки зрения санитарии. И клиент, думающий, что он провел удачную «сделку», приобретя их по цене ниже практикуемой в собаководстве, - несчастный глупец. За некий продукт Х, который стоит 1000, следует платить 1000: и будет настоящей удачной сделкой заплатить за тот же продукт 500, но не за продукт более низкой марки, которому цена 100! Щенки с Востока представляют собой недосортицу, и, поскольку некоторые частные лица начинают это понимать, нечестные продавцы начинают хитрить и не говорят, откуда прибыл щенок. Поэтому необходимо требовать письменно документ о происхождении щенка.

Для многих пород , когда потенциальных покупателей предупредили об опасности щенков с Востока, разговор о «поддельных» щенках почти завершен.

В случае с корсо это, к сожалению, не так. Было бы недостаточным просто посоветовать вам завод, признанный в ENCI , потому что «собачий бизнес», перевернувший эту породу, привлек некоторых бессовестных лиц сделать себе афишу (что, к сожалению не так уж трудно), а потом эксплуатировать ее и запустить самую обычную коммерцию, которая к кинофильству не имеет никакого отношения. Также не могу вам предложить обратиться в Специализированное Общество, потому что в нашем случае его нет. Или скажу лучше: их чересчур много.

Еще ни разу мне, за все время долгой жизни кинофильской «писаки», не приходилось откладывать по меньшей мере три раза главу, где говорилось бы о специализированных обществах, потому что в редакции книги происходили бы постоянные изменения, а в этом случае это произошло, вернее, все еще происходит.

После того, как написала, что SACC и AICC решили объединиться, а потом пришлось это опровергнуть, после того, как написала, что CICO ассоциировалась с AICC, а потом опять пришлось все менять, после того, как узнала о рождении ATICCI, я поклялась себе, что не изменю больше ни строчки в этой главе, что бы ни произошло. Но не исключаю, что, пока пишу эти строки, где-то уже зарождаются четвертые и пятые «центры», так что, какой совет я могу вам дать ?

Не бывает ассоциации «хорошей» и «плохой»: есть три ассоциации, которые хотели бы курировать породу, все одинаково полны добрыми намерениями, по меньшей мере на бумаге. И к каждой из этих ассоциаций аффилировались производители, которых я очень уважаю, к которым пристали лица, которых уважаю намного меньше.

Чтобы дать вам «настоящий» совет, мне надо было бы привести вам имена и фамилии, что привело бы меня в суд в течение одной недели, так как в Италии есть свобода слова и мнения только до момента, когда скажут правду…нет, извините, лучше я избегу этого.

Единственный «верный» совет, который я могу дать – не ограничивайтесь тем, что прочитаете книгу, а пойдите, узнайте породу вблизи, посещая выставки и сборы, и особенно – заводы.

Корсо – настолько грандиозная собака, что стоит немного подождать, утруждая себя несколькими поездками, чтобы достать щенка DOC: если вы не хотите потрудиться в этом деле, то лучше выберите другую породу (но вы так и не узнаете, что теряете!).

А вообще запомните:

а) нужно освободиться от популярного предрассудка типа :»производители делают только чемпионов и продают их очень дорого» или еще : «производители требуют двести евро за собаку и пятьсот или более евро за «кусок бумаги» (родословная), которая меня совсем не интересует».

Это – ошибки, которые часто толкают частных лиц покупать первого щенка, которого найдут, и потом , несколько месяцев спустя, горько жалеют об этом. На самом деле, хороший производитель стремится к тому, чтобы выйти на среднее производство качественных щенков, т.е. здоровых, типичных и с хорошим характером. Иногда у него может получиться и суперчемпион, но это – не правило (даже редчайшее событие !) и, прежде всего это – не цель серьезного производителя.

Еще одно предубеждение, от которого следует избавиться, это, что лучший производитель – тот, у кого больше рекламы. Совершенно неверно ! Часто делают себе больше рекламы, чем серьезные производители, «дельцы», и просто потому, что реклама стоит дорого, а все дельцы богаты (на собачьей шкуре). Серьезные производители такими бывают редко, и если случается, то потому, что у них есть другая деятельность. Никто не может разбогатеть на серьезном производстве собак. Так что шумная реклама – не синоним качества. И еще надо смотреть, что пишут.

б) настоящие признаки серьезного и компетентного производителя следующие:

- получены результаты как по красоте, так и по работе (хотя и немногие , как мы видели, занимаются работой с этой породой по объективным причинам, в чем их нельзя винить. Но остается фактом, что для меня, если у производителя есть хотя бы несколько работающих собак, у него больше возможностей);

- не воспитывают более двух пород, максимум трех (но на мой взгляд, это уже многовато): воспитывать хорошо – долгая и трудная операция, требующая много средств и времени. Делать это только с одной породой – уже трудно, и совершенно невозможно – с двадцатью или более.

- здесь мне хотелось бы вставить выражение «имеет афишу ENCI» потому что это «должно» означать качественное производство. К сожалению, это не так, потому что не существует никакого реального контроля за действиями производителей.


В каком возрасте правильно забирать щенка



Приведу отрывок из онлайного журнала http://www.tipresentoilcane.com:

«У меня есть щенок 40 дней, который…»

«На помощь ! У меня щенок 38 дней, и…».

Многие письма и телефонные звонки озабоченных владельцев начинаются именно так, и в продолжение – постоянно рассказывают о различных проблемах. Одни озабочены чистотой в доме, другие спрашивают, поймет ли когда щенок, что рука хозяина – не кость, чтобы ее глодать, а еще другие не поймут, почему щенок не хочет с ними играть, а предпочитает сидеть, забившись в угол.

Во многих случаях причина проблем – просто в неопытности владельца, и трудности его – самые обыкновенные «щенячьи» проблемы. Хотя, часто эти проблемы вполне реальные: щенок ведет себя неадекватно, и хозяин правильно делает, что беспокоится. На многие проблемы такого типа можно дать только один ответ: щенок слишком мал, слишком мал, слишком мал !

Причину множества несчастий следует искать именно в возрасте, когда щенка забрали из собачьей семьи и внесли в семью человечью. Для огромного числа людей если щенок маленький – он красивый, а еще меньше - он еще красивее. По причине прародительского инстинкта покровительства всему новорожденному, мы доходим до телячьего восторга, когда что-то умещается у нас на ладони ( а у женщин это чувство возводится в куб). И вот из-за этого мы хотим принести в дом щенка, как только видим, что он в состоянии есть сам, а это происходит примерно в 35 дней. К сожалению, период отнятия от материнского в физическом плане у щенка не происходит одновременно и в психическом плане, и ему жизненно необходимо пожить еще с матерью и братьями. Действительно, за период от четвертой недели до конца второго месяца щенок учится «быть собакой», перенимая у братьев по виду целую серию информации. И именно в этот период, например, щенок учится дозировать силу укуса: если он сделает больно братишке – мама тут как тут, и сделает ему добрую выволочку. Так щенок учится ассоциировать «ай !» братишки (что означает боль) и ворчание матери, которое означает «ты поступаешь неправильно». И потом всегда в этот период щенки усваивают значение «табу» - это возлагается на отца (если он есть), но этим может заняться и мама, если она – единственный имеющийся родитель. Щенок получит строгое порицание, весьма показательное, если урок дает отец, и несколько мягче – если мать, если он вдруг тронет предмет, принадлежащий другому, взрослому: кость, мяч, или попросту палку или камень.

«Официальный воспитатель» моих щенков лайки, немецкая овчарка по кличке Эктор, как только я выпускала его среди буянящих малышей, оглядывался с определенным намерением учителя, который входит в класс и ищет мел, чтобы писать на доске, брал в зубы первый попавшийся предмет, растягивался на полу и брал предмет в лапы, как бы говоря «итак, урок начинается». И действительно, щенков, слишком близко приблизившихся к предмету, встречало решительное ворчание и глубокий львиный рык, и они быстро усваивали, что нельзя трогать предметы, принадлежащие другим. Обычно предметом «табу» были или щепка, или игрушка - все, что находилось в нашем дворе.

А когда мы проводили большую уборку во дворе, Эктор долго осматривался ( в то время, как щенки наседали на него, воздавая всевозможные почести, достойные «шефа»), но, черт возьми, не находил ну ничего нужного ! Так Эктор трусил к шезлонгу, где я загорал, тыкал мордой (что я должен был понимать, как «эй, извини, но мне нужно работать, я позаимствую ненадолго инвентарь» - и хватал, деликатно, но уверенно, мой тюбик с кремом от загара, шел на свое место, и, растянувшись с тюбиком в лапах, начинал издавать звонкие рычанья, предназначенные щенкам. Это произвело бы неотразимо комический эффект на любого, кто зашел бы в этот момент и увидел овчарку, отчаянно защищавшую свой крем от загара от стаи щенков, которые явно хотели предохраниться любой ценой от ультрафиолетовых лучей. Но на самом деле это был очень серьезный момент: здесь учатся не трогать чужого, что поможет собаке избежать в будущем потасовок, нередко очень жестоких

И еще, щенки в этой игре усваивают, что существует «дистанция безопасности» вне которой не стоит беспокоиться, а отец своим рычанием вмешивается только, когда эту границу переступили. Щенки, которые не усвоили это правило, становятся, будучи взрослыми, закоснелыми пустобрехами, которые распаляются, если безобидный прохожий появляется в полусотне метров от дома. Из-за этого они не станут хорошими сторожами, но страшными занудами, что почти уверенно приведет вас к проблемам с соседями.

Но это – лишь некоторые примеры всего, чему щенки учатся у членов своей семьи и именно в возрастной период от 40 дней до двух – двух с половиной месяцев. Если собаку отлучить раньше времени от матери и братьев, то она не научится хорошим собачьим манерам, или же научится им от людей или других собак, чужих для семьи. Но… здесь много разных «но».

Первое «но» – человеческая семья в подавляющем большинстве случаев не говорит «по-собачьи».

Только настоящие эксперты, глубокие знатоки этологии и психологии собаки, могут научить щенка настоящим правилам на настоящем языке (то есть на его, щенка языке). К сожалению, настоящие эксперты встречаются редко, и, скорее всего, хозяин будет стараться объяснить на своем языке (которого щенок, ясное дело, не понимает). А к тому же, часто даже не знает, что он должен объяснить. А другие собаки – наоборот, могли бы стать прекрасными заменителями семьи, особенно взрослые самцы, твердо уверенные, что все щенки на свете – их дети. Но.. здесь появляется новое «но», заключающееся в вакцинации. Действительно, не рекомендуется таскать везде щенка, пока он не получит все вакцинации, и это возбраняет ему любые контакты с себе подобными вплоть до более-менее трех месяцев – возраста, когда уже сделаны все игры, что касается «социального « обучения. Во избежание миллиона поведенческих проблем, достаточно сказать «нет» любому (частнику, продавцу, а иногда, к сожалению, и заводчику), кто старается всучить вам щенка моложе 60 дней.

Но здесь кто-то возразит, конечно, мол, не следует брать щенка в два месяца по причине «отпечатка страха» (импринтинга). О чем идет речь ?

Просто о том, что, по мнению некоторых авторов, чувство страха не становится частью психики щенка до седьмой-восьмой недели. Восьмая неделя, в частности, становится-де самой «чувствительной», когда запечатлевается «страх перед неизвестным». Согласно этой теории, попадание щенка в новую и незнакомую среду именно в эту неделю может нанести ему психическую травму, т.к. новый дом и новая семья предстанут перед ним как страшные элементы, но никак не успокаивающие.

От себя лично скажу, что эта проблема у меня вызывает некоторое недоумение: она, несомненно, основана на серьезнейших и аккуратных исследованиях, но вступает в противоречие с моими прямыми наблюдениями, даже, может быть, и не научными, за десятками выводков различных пород. Мои щенки всегда проявляли страх перед неизвестным еще до восьмой недели: если кто-то незнакомый (или, вернее, необнюханный) трогал малышей, то в 25-30 дней уже была видна реакция чисто паническая, которая полностью исчезала после 35 дней под воздействием импринтинга. В два месяца мои собаки всегда радостно бежали навстречу не только к незнакомым людям, но даже различным объектам (включая автомашины), и мне действительно приходилось намеренно пугать щенков звонкими клаксонами, чтобы отучить их бросаться к (или даже под) машины, которые проезжают во двор к дому. Кроме того, действительно, «обучение страху», проведенное в этот период, весьма стойкое: «клаксонированные» в два месяца щенки усваивали за один урок, что нельзя бросаться к автомашине. Но я не видела, чтобы кто-то из этих щенков, став взрослым, проявлял робость при звуке клаксона. Правда, они озирались по сторонам, чтобы понять, где машина, но, убедившись, что она на них не наедет, теряли к машине интерес.

Является фактом, что собаки не состоят просто из ответов А на стимул Б: у собак есть мозг и они им пользуются. Возраст, в котором они получают определенные стимулы, несомненно важен, но не следует считать, что они реагируют всегда и только «автоматически». Собака соображает, использует полученный опыт и вполне в состоянии отличить настоящую опасность от простого сигнала опасности. А навредить на самом деле и навсегда щенку в период запечатления страха может не отрицательный опыт, а травмирующий.

Если «клаксонированный» щенок просто постигает, что автомобиля нужно опасаться, а, становясь взрослым, соображает, что в автомобиле можно и попутешествовать, съездить куда-то порезвиться, то щенок, попавший под машину в тот же период, никогда не пожелает, наверное, иметь дело с этим механическим чудовищем. То есть, может превратиться во взрослого, который начинает дрожать только при виде авто, отказывается садиться в него, а если заставят – его может стошнить, и он скулит всю дорогу.

Это значит, что если берем щенка в два месяца, то необходимо оградить его от травмирующего опыта, и, по-моему, вполне можно принести его в незнакомое место, но надежное и дружественное – его новый дом. И наоборот, огромные проблемы появятся, если принести его в незнакомое место, где чередуются страшные вещи, а здесь еще, к тому же, наверняка налетают дети, вопящие «принесли ! дайте потрогать!» ( и, конечно, делают ему больно, того не желая, и делают из него, возможно, собаку, агрессивную к детям). Или пресловутый Новый год, когда щенков, приобретенных в Рождество, бросают одних среди травмирующего грохота (одна из причин появления взрослых собак, панически боящихся сильных и неожиданных шумов).





*******************

***********

****

В заключение



1) Никогда не брать щенка ранее двух месяцев ни по какой причине (кроме чрезвычайных случаев).

2) Если вы обоснованно обеспокоены возможными травмирующими обстоятельствами (среди которых – наличие в доме маленьких детей), то отложите приобретение щенка до возраста трех месяцев.

Не совсем справедливо думать, что вы привяжетесь к более малому щенку, зато абсолютно верно, что это будет собака, психологически «полная», которая переживет более естественным путем самые деликатные фазы первого психического созревания и, значит, у нее будет высочайшая возможность стать уравновешенным и уверенным в себе взрослым животным (разве что, если хозяин, в последствии, не допустит серьезных ошибок при его воспитании).

3) Внимание : когда я говорю о приобретении щенков двух – трех месяцев, я, конечно, имею в виду щенков, которых действительно держали в контакте с их собачьей семьей и с людьми, которые этим занимаются. Если щенков (в питомнике или в доме частного лица) отрывают от матери, засовывают в клетку и просто кормят, и никто не занимается их психическим развитием, то они не извлекут из этого никакой пользы и, вероятно, вырастут лучше, если их оттуда забрать как можно скорее.

И дам беспристрастный совет – никогда не приобретать щенков, которых держали в такой «социальной изоляции», потому что, почти точно, они станут собаками проблемными с точки зрения характера.

Спасибо форуму ТОПКорсо за информацию http://www.topcorso.com/viewtopic.php?f=12&t=1541
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Grishi78i
Старожил


Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2014
Сообщения: 104

СообщениеДобавлено: Вс Май 04, 2014 9:52 pm    Заголовок сообщения: Ответить с цитатой

Глава 7 - Мы и они. Практические советы


И каково жить с кане корсо ? Прежде всего – прекрасно ! Но мы должны сделать так, чтобы это не было прекрасно только для нас, но и для него. Когда приобретаем щенка, не всегда вполне осознаем, что нас ждет: он милый, ласковый с его мордой «крутого бонзай», и часто желание сразу же унести его домой превалирует над тем, чтобы все досконально разузнать. И вот, если сам заводчик не даст нам все необходимые разъяснения, то случается, что приходим домой и нас осеняет: «караул ! А что теперь – то делать ?».

В этой главе кратко проанализируем, что именно делать со щенком корсо, взрослым щенком, взрослым животным и постарше.



Установить отношения



Нет ничего важнее установления корректных отношений собака-хозяин, что у молоссоидов не сводится только к иерархии просто потому, что молоссоиды – не очень иерархические собаки. Для них концепт «Я – Тарзан, а ты – Джейн» не работает совсем. Они никогда не будут подчиняться из-за того, что «мы – начальники», а только из любви, доверия , уважения. И если любовь в собаке вполне спонтанна и естественна, то доверие и уважение надо еще завоевать. Я обычно использую эту метафору, чтобы объяснить разницу между отношениями с собаками очень волчьими (а значит, иерархическими) и отношениями с собаками мало иерархическими, такими, как молоссоиды. Если хозяин собаки волчьей породы должен быть генералом, который раздает приказы солдатам, то хозяин молоссоида должен быть мамой, воспитывающей своего ребенка. Только, внимание, пожалуйста: мамой «собачьей», а не человечьей !

Сразу уберем из головы понятие «мама-сплошная-ласка», потому, что образ матери в природе совсем не слащавый. Несомненно, «ласковый», потому, что обращает к детям проявления, которые можем определить только как «любовь» (облизывание, физический контакт). Но когда щенки начинают усваивать правила собачьей «галантности», или правила, позволяющие вести правильную социальную жизнь, обучение становится жестким и авторитарным, и не остается места для сюсюканья.

Еще один фундаментальный аспект: мать добывает детям пищу, и даже когда они большенькие, позволяет им есть раньше себя. Вожак стаи, в отличие от мамы, не отдается любвеобильным проявлениям: ведет молодь твердо и дисциплинированно, но почти никогда не имеет с ними физического контакта. К тому же вожак не «угощает» щенков пищей, а по окончании охоты он утоляет голод первым: остальные члены стаи должны ждать его разрешения.

С молоссоидом, таким, как корсо, это не работает: собака должна получить жесткое воспитание (как и все собаки), однако, богатое лаской и физическим контактом. Для молоссоида это – жизненно важное требование, что видно уже по его стремлению следовать за хозяином, куда бы тот ни пошел и оставаться рядом в любой ситуации. Когда хозяин садится, молоссоид почти никогда не идет в противоположный угол комнаты, а растягивается у его ног ( а если может – то и прямо на ноги!).

В воспитании корсо позволительно использовать кусочки лакомства, потому что это – премия, вполне приемлемая от мамы. Для молоссоидов в первый год жизни поощрение пищей часто бывает эффективнее игры. В дальнейшем отношение изменится, потому, что и собаки, которые оказываются «вечными щенками» с точки зрения иерархии, вырастают и созревают. Так что кусочек лакомства может быть заменен одобрением (похвала, поглаживание, потому что вожак слишком не ласкает) а также игрой типа добычи (мячик или колбаска).

Наряду с различиями, рассмотренными ранее, воспитатель, имитирующий образы «мама» и «вожак стаи» должен и вести себя очень похоже, а именно:

- всегда давать точные и ясные приказы, не допускающие возможного неповиновения: неповиновение немедленно санкционировать наказанием, которое может быть и просто «психологическим». За окриком должен следовать отказ в поощрении (т.е. никаких поглаживаний, похвал, а в более серьезных случаях – лишение внимания или самого присутствия хозяина);

- быть последовательным в любой ситуации: например, немыслимо, чтобы собаке позволялось залазить на постель, пока она – щенок, и орать на нее, если она делает то же самое уже взрослой. Хозяин должен предусмотреть с самого начала серию приемлемого поведения и поведения табу и поддерживать эти правила на протяжение всей жизни собаки;

- должен использовать игру как форму обучения, но удерживать ее под постоянным контролем: именно хозяин решает, когда начинается игра и когда кончается, и безо всяких «пререканий»;

- должен быть всегда и в любых условиях доминирующим, что не значит – агрессивным или злоупотреблять этим, а просто сильным, решительным, уверенным в себе.

Образ ведущего должен создавать у собаки впечатление, что она всегда может рассчитывать на вас в любой обстановке, он должен быть уважаем и почитаем, но не внушать боязни. Молодые собаки не должны бояться ни матери, ни вожака стаи: почитание и боязнь - два очень разных понятия, а получаемые результаты крайне различны еще на стадии дрессировки. Собака, уважающая ваш образ ведущего, из кожи вон будет вылазить, чтобы угодить вам во всем и будет стараться придерживаться установленных правил даже в ваше отсутствие. А собака, боящаяся своего хозяина, будет послушной только чтобы избежать наказания, то есть неохотно и механически, делать «минимально необходимое», чтобы избежать неприятностей и безо всякого участия и интереса (а уж о «любви» к работе и не говорю). Кроме того, если не будет присутствовать угрожающий образ, собака будет заниматься исключительно своими делами и никак не реагировать на пожелания хозяина. Например, собака, почитающая своего хозяина и знающая, что он не любит, когда она гоняется за кошками и курами, не будет этого делать и в его отсутствие. Собака, боящаяся своего хозяина, проходит мимо кошек и кур только в его присутствии, во избежание наказания, но как только убедится, что ее никто не видит – даст волю своему инстинкту хищника.



Ввести собаку в семью



Это следует делать и «физически»: молоссоид – не та собака, которую можно постоянно оставлять одну в саду для охраны, потому что таким образом утратим 50% (а то и больше) ее возможностей. Наш корсо, хотя его и применяют для охраны, должен иметь свободный доступ к дому, должен иметь возможность быть рядом с нами (даже очень рядом!) и чувствовать себя составной частью семьи. В противном случае получим собаку наполовину.

Тому, кто озабочен тем, что теряется эффективность сторожевой собаки, если она живет в доме, а не в саду, отвечу просто: а что у вас там, в саду вне дома ? золото? деньги? драгоценности? Вот уж не думаю. Тогда что, вас беспокоит, что может проникнуть вор за розами или садовыми статуэтками-гномиками?

Если вор войдет в дом - там его ждет корсо, и пусть с ним разбирается сам. А если он ограничится тем, что не пойдет дальше сада и сопрет у нас кустарник – ничего страшного !



Не подвергать щенка чрезмерным нагрузкам



Молоссоиды, становясь взрослыми, превращаются в бравых и мощных собачищ, крепких сельчан. Но они же – весьма нежные. Щенок растет быстро, его мускулатура и масса растут с впечатляющей скоростью, но скелет и суставы требуют больше времени: до возраста шести-семи месяцев отмечается диспропорция между костной структурой и структурой мышечной, что может стать причиной серьезных проблем, если собака не живет жизнью, соответствующей ее возрасту. Что означает: не делать совершенно ничего, или почти ничего.

Щенок не должен играть со взрослыми собаками, слишком быстрыми и прыткими, потому что может переусердствовать в попытке угнаться за ними.

Он не должен работать на лестнице, будь то вверх или вниз, а его следует носить на руках.

Ни в коем случае не должен прыгать.

Щенок может играть с нами, его можно воспитывать, даже дрессировать, он может жить полной жизнью к своему удовлетворению, но, прежде всего – он должен отдыхать и не может быть принужден к физическим усилиям или приглашен к играм, слишком трудным для него.

Внимание: совсем не факт, что «если чувствует себя способным что-то сделать, то это не нанесет ему вреда». Щенок – он как ребенок, не имеет ни малейшего представления о том, что может нанести ему вред. Если вы предложите ему прыгнуть с двухметровой стены, то он сделает это в блаженном неведении о последствиях, а последствия могут быть самыми плачевными. Щенка следует защищать.

Помните, что подавляющее большинство случаев дисплазии бедра , которые доводят собак до инвалидного состояния, происходят из-за неправильного обращения со щенком на первых месяцах жизни (см. «дисплазия бедра» в главе о специфичных патологиях).



Не раскармливать щенка



Если чрезмерная физическая нагрузка приводит к неприятностям, то чрезмерный вес малых щенков и щенков-подростков – вдвойне.

К сожалению, если довольно просто объяснить владельцу, что собака не должна делать чрезмерных усилий, то поистине трудно (а иногда – невозможно) внушить ему, что собаку до шести-семи месяцев следует держать в худом теле.

Стремление наблюдать, как распускается мощная мускульная масса так велико, что владельцы корсо часто со всей энергией отдаются этой цели, перекармливая собаку или давая ей пищу с чрезмерным содержанием протеинов (самых настоящих «бомб», которые поражают и печень !).

В этом случае тоже первые отрицательные результаты видны на суставах, которые не в состоянии выдерживать вес: и вот собака, которая могла бы получить В при экзамене на дисплазию, сразу получает С … или еще хуже.

Согласна, что, если у собаки нет следов дисплазии с генетической точки зрения, то она не сможет заболеть только из-за факторов среды, но давайте усвоим такую истину: у корсо, как и у других крупных молоссоидов, собак, генетически нетронутых, можно по пальцам пересчитать.

У этих пород селекция воспроизводителей – основное, но основным является и контроль за генетическими факторами, потому, что они могут трансформировать легчайшую (и асимптоматическую) дисплазию в патологию, приводящую к инвалидности. Так что вам решать: что предпочитаете ? Собаку, которая в пять месяцев уже похожа на Годзиллу а в два года сильно пораженную дисплазией… или же щенка, более сухого и изящного, который взрослым станет блестящим, мускулистым, сильным и здоровым ?



Помнить о предупреждении заболеваний



О том, что щенков следует вакцинировать и бороться с глистами знают все, а если не знают – об этом должен напомнить производитель. Но и взрослую собаку нужно периодически проверять, нет ли у нее кишечных паразитов и следует проводить годовой цикл вакцинации.

А кроме этого, не забываем, что существуют и, к сожалению, продолжают распространяться тяжелые заболевания, от которых пока нет вакцины. Среди них, напомним о сердечнолегочном филариозе (разносится комарами), лейшманиозе (вносится флеботомами), эрхшилиозе, пироплазмозе и болезни Лима (все переносятся клещами).

По филариозу существуют различные превентивные протоколы, в то время, как по остальным заболеваниям единственная защита – не допускать, чтобы насекомые жалили собаку. Против лейшманиоза, к сожалению, нет даже терапии, а лечатся только симптомы.

Об этих болезнях я не буду говорить в главе, отведенной для специфических патологий, потому, что они совсем не «специфические», они могут поразить любую собаку в любом возрасте и любой породы.

К счастью, их можно предупредить, но, поскольку это – не медицинский трактат, я вам просто советую обратиться к вашему ветеринару и согласовать с ним наилучшую профилактику.



Воспитывать с раннего возраста



Воспитывать щенка можно начинать с момента, когда он пересечет порог вашего дома: не слушайте тех, кто вам говорит, что, мол, он еще слишком маленький и еще не может понимать. Так вот: он понимает все ! Важно, чтобы вы говорили на его языке, не претендуя, что он поймет по-итальянски.

Приучить к чистоте в доме, простым командам типа «сидеть», «ко мне», правильному поведению на поводке, чтобы не тянул его – все это может прекрасно усвоить щенок в два-три месяца. Если вы не знаете, как научить этому, загляните в хороший учебник или походите на «ясельные курсы» при хорошем дрессировочном лагере (что послужит также как упражнение на социализацию). Но начинайте скорее, потому, что мышление щенка – как белый лист, на котором можно записать все, что пожелаете. Если затянете – получите лист, на котором уже есть записи, и придется все стирать и писать заново. Понятно, что это – гораздо труднее, и при этом легче наломать дров.



Социализация – сразу



Как мы уже говорили, собака боится незнакомого, а корсо, будучи собакой смелой, скорее нападет на то, чего боится , чем удерет, куда подальше.

Как только щенок пройдет вакцинацию, покажите ему мир, но именно весь мир: животных, автомобили, людей разных, детей. У корсо характерная уравновешенность , почти уникальная в мире, и очень трудно заставить его вести себя неадекватно, разве что если не будет принужден к этому с отчаяния (собаки, с которыми плохо обращались, невоспитанные и предоставленные самим себе, могут стать опасными, но я уверена, что эти случаи крайне далеки от мира, в котором читатели этой книги собираются содержать своего друга !).

Несмотря на это, уравновешенная собака тоже может создать проблемы по отношению к тому, что ей незнакомо. Как в случае с старшим щенком, который преследует маленького ребенка из любопытства, только чтобы узнать, «что это за странное существо» и вдруг роняет его на землю, делая ему больно, не имея к тому никаких намерений. А щенок, знакомый с детьми, прекрасно знает, что это такое, уже понимает (потому что мы ему это объяснили), что маленькие дети хрупкие, и, став взрослым, будет с ними очень осторожным и деликатным. То же относится и к старикам.

Более полная социализация приводит к тому, что собака не боится тех, кто не вписывается в создавшийся у нее единственный образ человека: многие собаки лают на монашек и полицейских, рычат на иностранцев или же выражают настороженность по отношению к людям, носящим головной убор или очки. Все это – результат неполной социализации: для собаки «человек» - тот, кто похож на знакомых людей, в то время, как не «человек» - тот, кто носит странную верхнюю одежду (например, униформу или сутану) и у кого не тот цвет кожи.



Корсо и дети в доме



Наш корсо будет лучшим другом и самым ревностным защитником наших детей: особенно, если растут вместе, их дружба будет неразлучной и много даст обоим, (но ребенку – намного больше).

Два важных совета:

пусть дети и щенки братаются по полной, и не бойтесь ничего в плане гигиены: у здоровой собаки нет никаких болезней. Зоонозы или же болезни, которые собака может передать человеку, очень редки, и среди них нет действительно тяжелых (исключая бешенство, которое сейчас практически исчезло в наше стране и против которого существует вакцинация). Так что здоровый щенок не доставит никаких проблем со здоровьем ребенку, даже самому маленькому. Никоим образом не представляют собой опасности ни шерсть, ни слюна. А в порядке компенсации человечий щенок получит решительно лучшую защиту на уровне антител в отличие от своих ровесников, у которых нет собаки. Он скорее всего не станет аллергиком к чему-либо и приобретет иммунитет выше среднего от нападения различного рода бактерий;
поскольку домашняя собака (особенно взрослая) совершенно стоически переносит притеснения от «своих» детей, следите за детьми. Воспитывайте у них уважение к собаке, дайте им понять, что «святое терпение» не означает нечувствительность к боли или к обычным неприятностям. Объясните детям, что собаки добры, но они не плюшевые. А также объясните, что чужие собаки не любят их, как домашняя собака и может совсем по-другому отреагировать на них.
В 99% случаев, когда детей кусают собаки, виноваты ошибки, допущенные родителями.



Корсо и другие животные



Будучи хорошим «сторожем двора», корсо всегда по-мирному (а зачастую – покровительственно) относится к другим животным – членам его семьи.

По отношению к тем, кого встречает на улице, может вести себя совсем по-иному, хотя его хищнический инстинкт по отношению к другим животным остается ограниченным, наверное, из-за его атавистического сознания покровителя, но не охотника. Хорошо выполненная социализация (см. выше) поможет избежать проблем с кошками, курами и им подобными.
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов КАНЕ КОРСО из ФОРЦАБЕЛЛО -> О КАНЕ КОРСО Часовой пояс: GMT + 3
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах



Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS